Стихи про море

Письма с Мёртвого моря. Стихи о любви

Хочешь, я привезу тебе соль из далёкого моря?Белоснежно-сверкающий, твёрдый, искристый кристалл.Он впиталстолько слёз и веков, столько воли и боли…Даже доли солёной той солиты в Европе, поверь, дорогой, никогда б не сыскал.Я её соскребу с валуна возле Мёртвого моря,где на вязкой воде – столько лет! – Иисуса следы.Чувство лёгкости – не утонуть! –чувство смерти и горя,и содомову муть,и предчувствие, где-то под боком, беды –всё впитала в себя эта соль. А тебе стоит только кивнуть –привезу я в подарок плодыэтой вязкой воды.

Хочешь, я привезу тебе древний светильник из Петры?Освещал он палаты царей или плечи цариц.Здесь теперь – только замки в скале, что взлетают на многие метры,выше птиц,и за ними летишь – каждым взмахом ресниц.

Я хотела б любовь привезти. Ты такую не сыщешь.Я её просолила на спинах пяти континентов, на вечных ветрах,и в скалистых горах,где отчаянье яростно свищет…А ещё просолила любовь я в своих нескончаемо-грустных стихах.

Привезу я в подарок тебе – в общем, что ни попросишь…Вот – Жар-Птицы перо, или – шёлк, о котором мечтала Ассоль.Я хотела б любовь привезти, но её – поиграешь и бросишь.Ну а соль… Пригодится.С тобою останетсябелая соль.

Море

Николай Языков

Струится и блещет, светло, как хрусталь,
Лазурное море, огнистая даль
Сверкает багрянцем, и ветер шумит
Попутный: легко твой корабль побежит;
Но, кормчий, пускаяся весело в путь,
Смотри ты: надёжна ли медная грудь,
Крепки ль паруса корабля твоего,
Здоровы ль дубовые рёбра его?
Ведь море лукаво у нас: неравно
Смутится и вдруг обуяет оно,
И страшною силой с далёкого дна
Угрюмая встанет его глубина,
Расходится, будет кипеть, бушевать
Сердито, свирепо и даст себя знать!

Вопросы к морю

Николай Языков

Хочу у моря я спросить,
Для чего оно кипит?
Пук травы зачем висит,
Между волн его сокрыт?
Это множество воды
Очень дух смущает мой.
Лучше б выросли сады
Там, где слышен моря вой.
Лучше б тут стояли хаты
И полезные растенья,
Звери бегали рогаты
Для крестьян увеселенья.
Лучше бы руду копать
Там, где моря видим гладь,
Сани делать, башни строить,
Волка пулей- беспокоить,
Разводить медикаменты,
Кукурузу молотить,
Деве розовые ленты
В виде опыта дарить.
В хороводе бы скакать,
Змея под вечер пускать
И дневные впечатленья
В свою книжечку писать.

На море

Николай Гумилёв

Закат. Как змеи, волны гнутся,
Уже без гневных гребешков,
Но не бегут они коснуться
Непобедимых берегов.

И только издали добредший
Бурун, поверивший во мглу,
Внесётся, буйный сумасшедший,
На глянцевитую скалу.

И лопнет с гиканьем и рёвом,
Подбросив к небу пенный клок…
Но весел в море бирюзовом
С латинским парусом челнок;

И загорелый кормчий ловок,
Дыша волной растущей мглы
И — от натянутых веревок —
Бодрящим запахом смолы.

«Жили-были на море»

Жили-были на море —
Это значит плавали,
Курс держали правильный, слушались руля.
Заходили в гавани —
Слева ли, справа ли —
Два красивых лайнера, судна, корабля:

Белоснежнотелая,
Словно лебедь белая,
В сказочно-классическом плане,
И другой — он в тропики
Плавал в чёрном смокинге —
Лорд — трансатлантический лайнер.

Ах, если б ему в голову пришло,
Что в каждый порт уже давно влюблённо,
Спешит к нему под чёрное крыло
Стремительная белая мадонна!

Слёзы льёт горючие
В ценное горючее
И всегда надеется в тайне,
Что, быть может, в Африку
Не уйдет по графику
Этот недогадливый лайнер.

Ах, если б ему в голову взбрело,
Что в каждый порт уже давно влюблённо
Прийти к нему под чёрное крыло
Опаздывает белая мадонна!

Кораблям и поздняя
Не к лицу коррозия,
Не к лицу морщины вдоль белоснежных крыл,
И подтеки синие
Возле ватерлинии,
И когда на смокинге левый борт подгнил.

Горевал без памяти
В доке, в тихой заводи,
Зол и раздосадован крайне,
Ржавый и взъерошенный
И командой брошенный,
В гордом одиночестве лайнер.

А ей невероятно повезло:
Под танго музыкального салона
Пришла к нему под чёрное крыло —
И встала рядом белая мадонна!

Владимир Высоцкий

БОГ ЗА МОРЕМ или LA PETITE MORT

А пена морская, седая, подступит к ногам,ласкаясь, приляжет, зашепчет, завертит, закрутит,раздевши тебя донага, разберёт по слогам,как строки пергамента в поисках тайны и сути.

И в бархатном море, в бесформенных волнах теплаты вдруг угадаешь дыхание древнего бога –в священном экстазе пред ним изовьются телавходящих в пределы его огневого чертога.

Пробудится бог, ненасытен и неукротим,и – в путь, за наживой, лишь волны бегут под нажимомвластительной длани, сметающей всё на пути.Ты рухнешь пред ним, обессиленно, неудержимо.

Лежишь бездыханна. Но тело сияющий богподнимет – и примет в объятия ветра и веры.А пена морская, седая, ласкаясь у ног,с восторгом глядит на рождение новой Венеры.

Стихи о море, стихи о воде… Любимая тема поэтов, от известных классиков древности – до поэтов современности. Тема эта неисчерпаема, как любовь: каждое поколение видит в море, в океане, в бескрайней водной стихии и в светлой капельке воды что-то новое. Безжалостный потоп и нежная лазурная гладь, весёлый летний дождик и холодные льды северных морей – в воде так легко найти отражение человеческих чувств, души, от любви и покоя – до ненависти и отчаянья. Наверное, поэтому людям нравится читать строки об этой стихии, разбирать их на цитаты и афоризмы – потому что это слова о нас. Стихия воды и стихия любви часто сплетаются в поэзии в единое целое. Сколько хороших стихов про море выходят из берегов – и говорят о другом: о любви, о жизни, о судьбе.

И эта подборка современных стихотворений про море – не исключение. Это стихи о любви, о разлуке, о жизни и смерти, о странствиях и о странностях нашего мира. Произведения эти короткие и длинные, грустные и ироничные…

Эти стихи появились в разных странах, на разных континентах – в Европе, Америке, Африке, Азии, Австралии. И моря здесь разные: солёное Мёртвое Море Иордании, классическое море Древней Греции, ледяное море севера, далёкое море Индонезии у подножья нового вулкана Кракатау, бескрайние воды Великого Потопа.

На слова некоторых из этих стихотворений написаны хорошие песни, созданы красивые видео клипы. От души благодарю тех чудесных людей, которые спели или прочитали мои стихи, подарив этим строкам новую жизнь. Это и прекрасный исполнитель из Мельбурна, Лана Джанджгава, победитель международных конкурсов, обладатель чудесного голоса. Это и замечательный автор-исполнитель Леонид Бондарь, открывший для меня новое звучание и смысл стихотворения «Моя Одиссея». Это и мой любимый чтец из Нью-Йорка, Жаклин де Гё, которая уже много лет изумительно читает мои стихи – даже не верится, что мои. Но некоторые мои стихи написаны не от женского лица, а от мужского. Так, стихотворение о Великом Потопе «Второй ковчег», недавно вошедшее в поэтический спектакль московского театра имени Пушкина, на этой странице читает чудесный исполнитель и поэт из России, Виктор Кузьменко.

И если у вас возникнет желание прочитать эти стихи самим и поделиться этими записями, присылайте мне ваше исполнение через соц. сети, ссылки на которых даны выше. Самое лучшее, самое красивое и талантливое из присланного появится на страницах этого сайта, подарит вам новых слушателей. Потому что любовь к поэзии, похоже – вещь древняя. Древнее, наверное – только небо и море.

Становись моряком

Вы в огне да и в море вовеки не сыщете брода, —
Мы не ждали его — не за легкой добычей пошли.
Провожая закат, мы живём ожиданьем восхода
И, влюблённые в море, живём ожиданьем земли.

Помнишь детские сны о походах Великой Армады,
Абордажи, бои, паруса — и под ложечкой ком?..
Всё сбылось: «Становись! Становись!» — раздаются команды, —
Это требует море — скорей становись моряком!

Наверху, впереди — злее ветры, багровее зори, —
Правда, сверху видней, впереди же — исход и земля.
Вы матросские робы, кровавые ваши мозоли
Не забудьте, ребята, когда-то надев кителя!

По сигналу «Пошёл!» оживают продрогшие реи,
Горизонт опрокинулся, мачты упали ничком.
Становись, становись, становись человеком скорее, —
Это значит на море — скорей становись моряком!

Поднимаемся в небо по вантам, как будто по вехам, —
Там и ветер живой — он кричит, а не шепчет тайком:
Становись, становись, становись, становись человеком! —
Это значит на море — скорей становись моряком!

Чтоб отсутствием долгим вас близкие не попрекали,
Не грубейте душой и не будьте покорны судьбе, —
Оставайтесь, ребята, людьми, становясь моряками;
Становясь капитаном — храните матроса в себе!

Владимир Высоцкий

Служение стихиям не терпит суеты

Заказана погода нам Удачею самой,
Довольно футов нам под киль обещано,
И небо поделилось с океаном синевой —
Две синевы у горизонта скрещены.

Не правда ли, морской хмельной невиданный простор
Сродни горам в безумстве, буйстве, кротости:
Седые гривы волн чисты, как снег на пиках гор,
И впадины меж ними — словно пропасти!

Служение стихиям не терпит суеты,
К двум полюсам ведёт меридиан.
Благословенны вечные хребты,
Благословен Великий океан.

Нам сам Великий случай — брат, Везение — сестра,
Хотя — на всякий случай — мы встревожены.
На суше пожелали нам ни пуха ни пера,
Созвездья к нам прекрасно расположены.

Мы все — впередсмотрящие, все начали с азов,
И если у кого-то невезение —
Меняем курс, идем на SOS, как там, в горах, — на зов,
На помощь, прерывая восхождение.

Служение стихиям не терпит суеты,
К двум полюсам ведёт меридиан.
Благословенны вечные хребты,
Благословен Великий океан.

Потери подсчитаем мы, когда пройдет гроза, —
Не сединой, а солью убелённые, —
Скупая океанская огромная слеза
Умоет наши лица просветлённые…

Взята вершина — клотики вонзились в небеса!
С небес на землю — только на мгновение:
Едва закончив рейс, мы поднимаем паруса —
И снова начинаем восхождение.

Служение стихиям не терпит суеты,
К двум полюсам ведёт меридиан.
Благословенны вечные хребты,
Благословен Великий океан.

Владимир Высоцкий

Второй ковчег

По паре – каждой твари. А мою,мою-то пару – да к другому Ноюпогнали на ковчег. И я здесь ною,визжу, да вою, да крылами бью…Ведь как же так?! Смотрите – всех по паре,милуются вокруг другие твари,а я гляжу – нелепо, как в кошмаре –на пристани, у пирса, на краюстоит она. Одна. И пароходштурмует разномастнейший народ –вокруг толпятся звери, птицы, люди.…Мы верили, что выживем, что будембродить в лугах, не знающих косы,гулять у моря, что родится сын…Но вот, меня – сюда, её – туда.Потоп. Спасайтесь, звери, – кто как может.Вода. Кругом вода. И сушу гложетс ума сошедший ливень. Мы – орда,бегущая, дрожащая и злая.Я ничего не слышу из-за лая,мычанья, рёва, ора, стона, воя…Я вижу обезумевшего Ноя –он рвёт швартовы: прочь, скорее прочь!Нас чёрным ливнем разделяет ночь,и выживем ли, встретимся когда-то?Я ей кричу – но жуткие раскатычудовищного грома глушат звук.Она не слышит. Я её зову –не слышит. Я зову – она не слышит!А воды поднимаются всё выше –в их жадном рёве крик мой слишком тонок.И волны потемневшие со стономхоронят и Олимп, и Геликон…

На палубе, свернувшись, как котёнок,дрожит дракон. Потерянный дракон.

Парус

Михаил Юрьевич Лермонтов

Белеет парус одинокий
В тумане моря голубом!..
Что ищет он в стране далёкой?
Что кинул он в краю родном?..

Играют волны — ветер свищет,
И мачта гнется и скрипит…
Увы, — он счастия не ищет
И не от счастия бежит!

Под ним струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой…
А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой.

1832

Гроза

М. Ю. Лермонтов

Ревёт гроза, дымятся тучи
Над тёмной бездною морской,
И хлещут пеною кипучей,
Толпяся, волны меж собой.

Вкруг скал огнистой лентой вьётся
Печальной молнии змея,
Стихий тревожный рой мятётся —
И здесь стою недвижим я.

Стою — ужель тому ужасно
Стремленье всех надземных сил,
Кто в жизни чувствовал напрасно
И жизнию обманут был?

Вокруг кого, сей яд сердечный,
Вились сужденья клеветы,
Как вкруг скалы остроконечной,
Губитель-пламень, вьёшься ты?

О нет! — летай, огонь воздушный,
Свистите, ветры, над главой;
Я здесь, холодный, равнодушный,
И трепет не знаком со мной.

***

Вильгельм Кюхельбекер

Бурное море при ясном небе

Дикий Нептун роптал, кипел и в волнах рассыпался,
А с золотой высоты, поздней зарей освещен,
Радостный Зевс улыбался ему, улыбался вселенной:
Так, безмятежный, глядит вечный закон на мятеж
Шумных страстей; так смотрит мудрец на ничтожное буйство:

Сила с начала веков в грозном величьи тиха.

***

Яков Полонский

В дни, когда над сонным морем
Духота и тишина,
В отуманенном просторе
Еле движется волна.

Если ж вдруг дохнёт над бездной
Ветер, грозен и могуч,
Закипит волна грознее
Надвигающихся туч…

И помчится, точно в битву
Разъярённый шпорой конь,
Отражая в брызгах пены
Молний солнечный огонь…

И, рассыпавшись о скалы,
Изомнёт у берегов
Раскачавшиеся перья
Прошумевших тростников…

***

В. И. Немирович-Данченко

Штиль

Саша Чёрный

Из Гейне

Море дремлет… Солнце стрелы
С высоты свергает в воду.
И корабль в дрожащих искрах
Гонит хвост зелёных борозд.

У руля на брюхе боцман
Спит и всхрапывает тихо.
Весь в смоле, у мачты юнга,
Скорчась, чинит старый парус.

Сквозь запачканные щёки
Краска вспыхнула, гримаса
Рот свела, и полон скорби
Взгляд очей — больших и нежных.

Капитан над ним склонился,
Рвёт и мечет, и бушует:
«Вор и жулик! Из бочонка
Ты, злодей, стянул селёдку!»

Море дремлет… Из пучины
Рыбка-умница всплывает,
Греет голову на солнце
И хвостом игриво плещет.

Но из воздуха, как камень,
Чайка падает на рыбку —
И с добычей лёгкой в клюве
Вновь в лазурь взмывает чайка.

1911

Анализ стихотворения «К морю» Пушкина

А. С. Пушкин написал стихотворение «К морю» под впечатлением от пребывания в Одессе в Южной ссылке. Пушкин испытывал огромную скуку и неудовлетворение от возложенной на него в наказание мелкой канцелярской должности. Он находил выход только в занятиях творчеством, на которое его вдохновляло Черное море. Расставаясь с Одессой, Пушкин начал работу над прощальным произведением «К морю». Оно было закончено уже в Михайловском в 1824 г.

Стихотворение написано в жанре элегии. Первая часть посвящена исключительно красоте «свободной стихии». Пушкин рад вырваться из тяготившего его заключения, но испытывает грусть от прощания с морем. Звуки морского прибоя он сравнивает с прощальным зовом верного друга при расставании. Поэт предается счастливым воспоминаниям о прогулках по морскому берегу. Упоминаемый им «заветный умысел» — планы Пушкина на побег за границу.

Поэт восхищен величием моря. Он видит в нем проявление высшей силы, которой нет дела до отдельного человека. В спокойном состоянии море гостеприимно открывает свои просторы для многочисленных рыбаков. Но мимолетный каприз природы превращает море в могучую стихию, которая с легкостью губит «стаю кораблей».

Пушкин сравнивает свои планы побега с морским зовом. В том, что они не осуществились, он видит влияние «могучей страсти». Эту страсть можно интерпретировать как любовь к родине, так и не позволившую великому поэту покинуть Россию. Он не жалеет о принятом решении. Оставив Отчизну, Пушкин бы уподобился вечному изгнаннику. В связи с этой мыслью он вводит в стихотворение образ романтического героя – Наполеона. Жизненный путь французского императора был излюбленной темой для романтизма. Его пожизненное заключение на затерянном одиноком острове считалось реальным воплощением трагической судьбы непонятого толпой гения.

В стихотворении появляется образ «другого властителя наших дум» — Байрона, умершего в начале 1824 г. Пушкин высоко ценил творчество английского романтика и постоянно обращался к нему в своих произведениях. Он считал Байрона «певцом» свободы и справедливости. Его могущественному и неукротимому духу был наиболее близок образ моря. Трагическая смерть Байрона имела большое значение для Пушкина. Она символизировала поражение свободы и победу тирании, торжество реакции. Поэт делает пессимистический вывод, что «судьба земли» везде одинакова. Побег из России, в сущности, ничего бы не изменил.

В заключительных строках Пушкин вновь обращается к морю с обещанием навсегда сохранить в памяти его «торжественную красу», донести образ моря до российских полей и лесов.

Стихотворения о море

Море! Сколько в этом слове романтики, волнения, свежести и чистоты. Сколько искренности и надежды, которая волной накатывает на сердце, особенно если сердце разбито. Сколько радости и умиротворения, наполняющего душу в моменты радости и невзгоды. Поэтому вовсе неудивительно, что именно морю посвящены многие стихотворные шедевры и классиков, и современников русской и зарубежной литературы, для которых море – это, прежде всего, неиссякаемый источник вдохновения. Оно всегда выслушает и поймет и никогда не предаст.

Стихи о море могут быть радостными и грустными, веселыми и печальными, но все они отличаются искренностью, пробуждая в воображении образ синего бескрайнего моря, и не важно, каким оно будет – спокойным или штормовым, главное, что шум накатывающихся на берег волн принесет уверенность в завтрашнем дне, поднимет настроение, да и просто успокоит. Описывая в стихотворениях море, поэт передает тем самым свое настроение: так, бурлящие морские воды красноречивее любых слов выражают напряженное эмоциональное состояние поэта, тогда как полный штиль соответствует душевному умиротворению и спокойствию

Поверьте, запах моря, неописуемая атмосфера единения с природой лечит от депрессии и плохого настроения лучше любого лекарства. Вдыхая полной грудью свежий воздух, ты будто вдыхаешь жизненные силы, тебе хочется творить, писать, ваять, причем делать это хочется здесь и сейчас

Описывая в стихотворениях море, поэт передает тем самым свое настроение: так, бурлящие морские воды красноречивее любых слов выражают напряженное эмоциональное состояние поэта, тогда как полный штиль соответствует душевному умиротворению и спокойствию. Поверьте, запах моря, неописуемая атмосфера единения с природой лечит от депрессии и плохого настроения лучше любого лекарства. Вдыхая полной грудью свежий воздух, ты будто вдыхаешь жизненные силы, тебе хочется творить, писать, ваять, причем делать это хочется здесь и сейчас.

Интересны стихи о морских приключениях корсаров, от которых веет духом авантюризма и романтики. Такие произведения завораживают, пробуждая желание хотя бы на мгновение очутиться на корабле, несущемся под черным флагом по бушующим волнам.

А как подкупают своей простотой, наивностью и в то же время содержательностью детские стихи о море, из которых даже взрослые могут узнать много нового и интересного для себя – о чем думают дельфины, кто из морских животных всех быстрее и т.д. Море учит детей любить и понимать богатства, дарованные нам природой, оно учит бороться со своими страхами, радоваться каждой минуте, каждому живому существу, проплывающему рядом и живущему по своим, неведомым нам, людям, законам.

На море летишь, как на свидание, боясь потерять даром каждую секунду, а вот расставаться с ним всегда тяжело (такое ощущение, будто теряешь самого верного друга). Но, кидая взор на удаляющийся морской пейзаж, сердце и душу согревает лишь мысль о том, что скоро вы снова встретитесь, как будто расстались всего пять минут назад.

Таврида

Юнна Мориц

Там цвёл миндаль. Сквозило море
Меж кровель, выступов, перил.
И жизни плавали в просторе,
И чей-то шёпот говорил
Об этом. Нежно пахло летом,
Небесной влагой, огурцом.
Душа, стеснённая скелетом,
Такое делала с лицом,
Что облик становился ликом
Судьбы. Торчали из резьбы
Черты в изломе полудиком:
Жаровней — глаз, скула — калмыком,
И сушь растресканной губы.
Над миндалём Бахчисарая,
Где скифы жарили форель,
Носилось время, пожирая
Аквамариновый апрель,
Меня с тобой, и всех со всеми,
Со всех сторон, с нутра, извне.
Всепожирающее время,
Неумирающее время
Вертело вертел на огне.

Но мне ещё светила младость —
Послаще славы эта радость,
Крупней бессмертия вдвойне.
Пускай случится что угодно,-
Я счастлива была, свободна,
Любима, счастлива, свободна,
Со всеми и наедине!
Ходила в том, что так немодно,
Но жертвенно и благородно
Щадило время дух во мне.

1967

Синее

Игорь Северянин

Сегодня ветер, беспокоясь,
Взрывается, как динамит,
И море, как товарный поезд,
Идущий тяжело, шумит.

Такое синее, как небо
На юге юга, как сафир.
Синее цвета и не требуй:
Синей его не знает мир.

Такое синее, густое,
Как ночь при звёздах в декабре.
Такое синее, такое,
Как глаз газели на заре.

«Синее нет», так на осине
Щебечут чуткие листы:
«Как василёк, ты, море сине!
Как небеса, бездонно ты!»

Стихи про море для взрослых

Буря

А. С. Пушкин

Ты видел деву на скале
В одежде белой над волнами
Когда, бушуя в бурной мгле,
Играло море с берегами,
Когда луч молний озарял
Её всечасно блеском алым
И ветер бился и летал
С её летучим покрывалом?
Прекрасно море в бурной мгле
И небо в блесках без лазури;
Но верь мне: дева на скале
Прекрасней волн, небес и бури.

1825

***

А. С. Пушкин

К Вяземскому

Так море, древний душегубец,
Воспламеняет гений твой?
Ты славишь лирой золотой
Нептуна грозного трезубец.

Не славь его. В наш гнусный век
Седой Нептун Земли союзник.
На всех стихиях человек —
Тиран, предатель или узник.

***

Александр Сергеевич Пушкин

Земля и море

Идиллия Мосха

Когда по синеве морей
Зефир скользит и тихо веет
В ветрила гордых кораблей
И челны на волнах лелеет;
Забот и дум слагая груз,
Тогда ленюсь я веселее —
И забываю песни муз:
Мне моря сладкий шум милее.
Когда же волны по брегам
Ревут, кипят и пеной плещут,
И гром гремит по небесам,
И молнии во мраке блещут,—
Я удаляюсь от морей
В гостеприимные дубровы;
Земля мне кажется верней,
И жалок мне рыбак суровый:
Живёт на утлом он челне,
Игралище слепой пучины,
А я в надежной тишине
Внимаю шум ручья долины.

***

Отрок

Александр Сергеевич Пушкин

Невод рыбак расстилал по брегу студёного моря;
Мальчик отцу помогал. Отрок, оставь рыбака!
Мрежи иные тебя ожидают, иные заботы:
Будешь умы уловлять, будешь помощник царям.

***

Нереида

Александр Сергеевич Пушкин

Среди зелёных волн, лобзающих Тавриду,
На утренней заре я видел нереиду.
Сокрытый меж дерев, едва я смел дохнуть:
Над ясной влагою полубогиня грудь
Младую, белую как лебедь, воздымала
И пену из власов струёю выжимала.

В царстве птиц

Свищет ветер кругом… В белой пене валы…
Серый берег покрылся туманом…
Ни души … Я один на вершине скалы,
Над ревущим с утра океаном!
Белый мох на скале, а в расщелине лёд…
Старый снег залежался, не тает…
Дикий камень везде чёрной массой встаёт,
Да поток по ущельям сбегает…
По карнизам кругом все-то птицы во мгле,
Все-то серые птицы рядами.
Взглянешь снизу на них, будто марь на скале,
Словно туча лежит над волнами…
Вечный гам, болтовня… Чьи-то крики вдали…
Точно кто-то над морем рыдает…
Да на самом краю всё плывут корабли,
Белый парус порою мелькает…

***

Максим Горький

ПЕСНЯ О БУРЕВЕСТНИКЕ

Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный.

То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он кричит, и — тучи слышат радость в смелом крике птицы.

В этом крике — жажда бури! Силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе слышат тучи в этом крике.

Чайки стонут перед бурей, — стонут, мечутся над морем и на дно его готовы спрятать ужас свой пред бурей.

И гагары тоже стонут, — им, гагарам, недоступно наслажденье битвой жизни: гром ударов их пугает.

Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах… Только гордый Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем!

Всё мрачней и ниже тучи опускаются над морем, и поют, и рвутся волны к высоте навстречу грому.

Гром грохочет. В пене гнева стонут волны, с ветром споря. Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаху в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады.

Буревестник с криком реет, черной молнии подобный, как стрела пронзает тучи, пену волн крылом срывает.

Вот он носится, как демон, — гордый, черный демон бури, — и смеется, и рыдает… Он над тучами смеется, он от радости рыдает!

В гневе грома, — чуткий демон, — он давно усталость слышит, он уверен, что не скроют тучи солнца, — нет, не скроют!

Ветер воет… Гром грохочет…

Синим пламенем пылают стаи туч над бездной моря. Море ловит стрелы молний и в своей пучине гасит. Точно огненные змеи, вьются в море, исчезая, отраженья этих молний.

— Буря! Скоро грянет буря!

Это смелый Буревестник гордо реет между молний над ревущим гневно морем; то кричит пророк победы:

— Пусть сильнее грянет буря!..

В. С. Высоцкий

«Когда я спотыкаюсь на стихах»

Когда я спотыкаюсь на стихах,
Когда ни до размеров, ни до рифм, —
Тогда друзьям пою о моряках,
До белых пальцев стискивая гриф.

Всем делам моим на суше вопреки
И назло моим заботам на земле
Вы возьмите меня в море, моряки,
Я все вахты отстою на корабле!

Любая тварь по морю знай плывёт,
Под винт попасть не каждый норовит, —
А здесь, на суше, встречный пешеход
Наступит, оттолкнёт — и убежит.

Всем делам моим на суше вопреки
И назло моим заботам на земле
Вы возьмите меня в море, моряки,
Я все вахты отстою на корабле!

Известно вам — мир не на трёх китах,
А нам известно — он не на троих.
Вам вольничать нельзя в чужих портах —
А я забыл, как вольничать в своих.

Так всем делам моим на суше вопреки,
И назло моим заботам на земле
Вы за мной пришлите шлюпку, моряки,
Поднесите рюмку водки на весле!

Переплетение миров

…А между тем вовсю ревел прибойИ выносил песчинку за песчинкойНа побережье. Воздух был с горчинкойОт соли океанской – и от той,Что выступала на горячей кожеТам, в комнате, в пылу, у нас с тобой…

А между тем вверху, на потолке,Два существа сплелись в кровавой драме:Металась муха в крохотном силке;Нетерпеливо поводя ногами,Паук ждал снеди в тёмном уголкеИ к жирной мухе подходил кругами…

А между тем в романах, на столе,Кого-то резво догонял Фандорин,С соседом вновь Иван Иваныч вздорил,И рдел, как кровь, гранатовый браслет…

А между тем извечная рекаТекла сквозь наши сомкнутые руки,Сквозь страсть, любовь и смерть, погони, муки,Сквозь океан, шумевший здесь века, –И паутинки блеск у потолка.А между тем…

Человек за бортом

Владимир Высоцкий

Был шторм. Канаты рвали кожу с рук,
И якорная цепь визжала чёртом.
Пел ветер песню дьявола, и вдруг
Раздался голос: — Человек за бортом!

И сразу: Полный назад! Стоп машина!
Живо спасти и согреть!
Внутрь ему, если мужчина,
Если же нет — растереть!

Я пожалел, что обречён шагать
По суше, — значит, мне не ждать подмоги.
Никто меня не бросится спасать
И не объявит шлюпочной тревоги.

А скажут: — Полный вперед! Ветер в спину!
Будем в порту по часам.
Так ему, сукину сыну,
Пусть выбирается сам!

И мой корабль от меня уйдёт.
На нём, должно быть, люди выше сортом.
Вперёдсмотрящий смотрит лишь вперёд,
Ему плевать, что человек за бортом!

Я вижу: мимо суда проплывают,
Ждёт их приветливый порт.
Мало ли кто выпадает
С главной дороги за борт.

Пусть в море меня вынесет, а там —
Шторм девять баллов новыми деньгами!
За мною спустит шлюпку капитан,
И обрету я почву под ногами.

Они зацепят меня за одежду,
Значит, падать одетому — плюс!
В шлюпочный борт, как в надежду,
Мёртвою хваткой вцеплюсь.

Здесь с бака можно плюнуть за корму.
Узлов немного — месяц на Гавану,
Но я хочу на палубу — к нему,
К вернувшему мне землю капитану!

Правда, с качкой у них — перебор там,
В штормы от вахт не вздохнуть,
Но человеку за бортом
Здесь не дадут утонуть!

Я на борту, курс прежний, прежний путь.
Мне тянут руки, души, папиросы.
И я уверен, если что-нибудь, —
Мне бросят круг спасательный матросы.

Давайте ж полный вперёд, что нам льдина!
Я теперь ваш, моряки!
Режь меня, сукина сына,
И разрывай на куски!

Когда пустым захлопнется капкан
И на земле забудутся потери,
Мне самый лучший в мире капитан
Опустит трап, и я сойду на берег.

Я затею такой разговор там
И научу кой-кого,
Как человека за бортом
Не оставлять одного.

Песня попугая

Владимир Высоцкий

(из аудиоспектакля «Алиса в Стране Чудес»)

Послушайте все — ого-го! эге-гей! —
Меня, Попугая — пирата морей!

Родился я в тыща каком-то году
В банано-лиановой чаще.
Мой папа был папа-пугай какаду,
Тогда ещё не говорящий.

Но вскоре покинул я девственный лес,
Взял в плен меня страшный Фернандо Кортес, —
Он начал на бедного папу кричать,
А папа Фернанде не мог отвечать.
Не мог, не умел отвечать.

И чтоб отомстить — от зари до зари
Твердил я три слова, всего только три.
Упрямо себя заставлял — повтори:
«Карамба!» «Коррида!!» и «Чёрт побери!!!»

Послушайте все — ого-го! эге-гей! —
Рассказ попугая — пирата морей.

Нас шторм на обратной дороге настиг,
Мне было особенно трудно.
Английский фрегат под названием «бриг»
Взял на абордаж наше судно.

Был бой рукопашный три ночи, два дня,
И злые пираты пленили меня.
Так начал я плавать на разных судах,
В районе Экватора, в северных льдах..
На разных пиратских судах.

Давали мне кофе, какао, еду,
Чтоб я их приветствовал: «Хау ду ю ду!»
Но я повторял от зари до зари:
«Карамба!» «Коррида!» и «Чёрт побери!»

Послушайте все — ого-го! эге-гей! —
Меня, Попугая — пирата морей.

Лет сто я проплавал пиратом, и что ж?
Какой-то матросик пропащий
Продал меня в рабство за ломаный грош,
А я уже был говорящий.

Турецкий паша нож сломал пополам,
Когда я сказал ему: «Паша, салам!»
И просто кондрашка хватила пашу,
Когда он узнал, что еще я пишу,
Читаю, пишу и пляшу.

Я Индию видел, Иран и Ирак,
Я — индивидуум, не попка-дурак.
(Так думают только одни дикари.)
Карамба! Коррида! И чёрт побери!

Мои капитаны

Владимир Высоцкий

Я теперь в дураках — не уйти мне с земли —
Мне поставила суша капканы:
Не заметивши сходней, на берег сошли —
И навечно — мои капитаны.

И теперь в моих песнях сплошные нули,
В них всё больше прорехи и раны:
Из своих кителей капитанских ушли,
Как из кожи, мои капитаны.

Мне теперь не выйти в море
И не встретить их в порту.
Ах, мой вечный санаторий —
Как оскомина во рту!

Капитаны мне скажут: «Давай не скули!»
Ну а я не скулю — волком вою:
Вы ж не просто с собой мои песни везли —
Вы везли мою душу с собою.

Вас встречали в порту толпы верных друзей,
И я с вами делил ваши лавры, —
Мне казалось, я тоже сходил с кораблей
В эти Токио, Гамбурги, Гавры…

Вам теперь не выйти в море,
Мне не встретить их в порту.
Ах, мой вечный санаторий —
Как оскомина во рту!

Я надеюсь, что море сильней площадей
И прочнее домов из бетона,
Море — лучший колдун, чем земной чародей, —
И я встречу вас из Лиссабона.

Я механиков вижу во сне, шкиперов —
Вижу я, что не бесятся с жира, —
Капитаны по сходням идут с танкеров,
С сухогрузов, да и с «пассажиров»…

Нет, я снова выйду в море
Или встречу их в порту, —
К чёрту вечный санаторий
И оскомину во рту!

1971

Короткие стихи и четверостишия про море для детей

Море дремлет, в море штиль,
Тишина на сотни миль.
Море ласково и мило,
Успокоилось, застыло.
Отдыхает Море-
Шторм вернётся вскоре.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Море, утренней волной,
Принесёт на берег свой
И оставит для детей
Уйму нужных им вещей:
Камни гладкие, как мыло
(Ими море волны мыло);
Тину, словно прядь волос
С гребешка стряхнул утёс;
И принцесс морских игрушки –
Настоящие ракушки.
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
Вот оно какое море!
Разноцветно-голубое
Волнами шумящее,
Чайками кричащее,
Чистое, солёное,
Тёплое, рифлёное
С небом обнимается,
Солнцу улыбается!..
∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞
На дне океана живет осьминог,
Его там и папа, и мама живет,
Живет там большая морская семья —
Отец Осьминогов и сыновья.

Они межу рифов в пещерке живут,
У них там и дом, и семейный уют,
Там мама их любит и бережет,
Чтоб их не обидел большой кашалот,
Чтоб их не застала акула врасплох,
Когда они водят большой хоровод,
Когда выплывают они погулять,
С морскими ежами в футбол погонять.

Они тоже дети, хоть в море живут,
И ценят, и любят домашний уют.

∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞

Море шепчет не грусти,
Лучше в гости приходи.
Подарю тебе ракушку,
Ласково шепну на ушко,
Искупаю в пене даже,
Полежишь со мной на пляже.
Улыбнёшься облакам,
А потом вернёшься к нам.

∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞

Сегодня море сильное!
Сегодня море громкое!
От белой пены мыльное.
С зазубренною кромкою.
А в животе у моря
Весь день спокойно спит
Малюсенький…
Малюсенький…
Огромный 
Синий
КИТ.

∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞

За волною — волна — 
Белые барашки —
Заиграли после сна
В салочки-пятнашки…
«Ш-ш-шуш-ш…» – 
одна за другой,
Радуясь и споря…
«Ш-ш-шуш-ш…» – 
слагает прибой
Песенку о море.

∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞

Море мыло пеной скалы,
Лодки драило, мосты
И ракушки полоскало
До прозрачной чистоты.
Море целый день стирало
Замки на песке, следы,
Мыло губками кораллы,
Грязь бросало из воды.
Люди смотрят в море с горки —
Всюду буря и погром…
В море — целый день уборка!
Только по прогнозу — шторм.

∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞

Вода после шторма
Всегда в беспорядке:
Виднеются всюду
Морщины и складки.
Чтоб выровнять море
Вблизи и вдали,
Всё время утюжат его
Корабли.

∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞∞

Море,
я к тебе бегу!
Я уже на берегу!
Я бегу к твоей волне,
а волна
бежит ко мне!…

Память

Море гневом с утра перекошено,бьётся лбом о забытый маяк.Просыпается прошлое – крошево,зверь закованный, пытка моя.Он, тиранивший тихие пажити,скован, пойман – в неволе скулит.Охраняют периметры памятипатрули, патрули, патрули.Море стихло. Торосы смерзаются.Безмятежен сверкающий снег.

Мой закованный зверь огрызаетсяи рычит. И готовит побег.

* * *В порыве, в огне и в пылу безотчётно сметаяналаженный быт, превратив его в жаркую небыль,взорвётся накопленной страстью вулкан Кракатау –и ринется в небо.

Под рокот и грохот, в горячке искрясь от каленья,он рад, как ребёнок, свободе от уз и уступов.И долго ещё будут волны голубить колениобугленных трупов.

А после – уляжется буря, и, дни коротая,спокойное море разнежится, пепел размочит.Но жадно потянется к небу Дитя Кракатау.Пока ещё – молча.

Современные стихи про море