Прощальные стихи о смерти

“Я мог вчера так просто умереть”

Я мог вчера так просто умереть, Без грома битв и пламени костров, По мне молчала б траурная медь, Я был бы вверен милости ветров!

Я частью стал того, кто рядом дул, Кто, захватив мой чуткий, острый слух, Остановил на миг ветров разгул, Чтоб огонёк на спичке не потух.

И пеплом стал, истлев до дна, табак, И трубку в тёплый я вернул карман, И, пальцы сжав в негнущийся кулак, Достал в кулёк завёрнутый дурман.

И на обёртке чёрным угольком Я написал коротенький стишок И проглотил застрявший в горле ком, А вместе с ним и белый порошок.

Он белым был – как белый снег вокруг, Как белый снег, что сыплется на гроб… Остатки – пыль – смахнув с замёрзших рук, Я лёг в блестящий искрами сугроб.

Аморфный, мягкий хрустнул подо мной И тёплым стал, как брюхо кулича. Я возлежал под каменной стеной Из ярко-жёлтых пятен кирпича.

Стена колодцем в небо вознеслась, И я лежал на самом-самом дне… Я был готов. Но фельдшер, – сволочь, мразь! – Он дал наркотик вместо яда мне!

И я уснул, и грубый санитар, Меня схватив, в палату вновь унёс… Увы, я молод. Я совсем не стар! И впереди вся жизнь – для мук и слёз!

Данил Рудой – 2005

***

Устали рыдать от грустных стихов про смерть? Поднимите себе настроение на странице веселых и смешных стихотворений!

Чувствуете, что только-только начали входить во вкус депрессии и не намерены останавливаться? Читайте стихи про одиночество души в нашем скорбном мире от прирожденного одиночки!

Поделились с друзьями!

“Не умирай!”

Не умирай! Прошу, не надо! Ты так прекрасна, молода… Не принимай объятья хлада – Не отпускают холода… Останься тёплой и живою, Открой, пожалуйста, глаза. Пускай течёт с твоей слезою Моя горячая слеза. Ты не должна уйти так рано… Я им не верю, всё обман! Неужто, сердце эта рана Пронзила глубже прочих ран? Я изменил, мне нет прощенья… Но почему же, милый друг, Мои терзанья и мученья Твоих не искупили мук, И почему на смертном ложе Лежу не я, сказавший ложь? Мы были раньше так похожи… На что же ныне я похож? Не уходи к воротам рая, Не торопись шагнуть за край! Пусть солнце гаснет, умирая – Но только ты не умирай!

Данил Рудой – 2005

Мануэль Домингес Санчес – “Смерть Сенеки” (1871)

“Перед финалом”

(стихотворение о смерти)

Утоплено в сером пространство вокруг, И в нём не осталось горячих цветов; И падает дрожь с холодеющих рук, Как капли дождя с погребальных крестов. Глаза – вот последний живущий оплот! – Тускнеют и блекнут у всех на глазах, И видят лишь душную сырость болот, В душе, что тонула в кристальных слезах. Усталая кровь замедляет свой бег, Всё тише биение сердца в груди – Подходит к концу человеческий век, И тьма ожидает его впереди. Остался последний, единственный вздох, И нить оборвётся, печально звеня, И мир, как бы ни был он жалок и плох, Отпустит сознание, тело пленя. И чувства растают в чернеющей мгле, И разум угасший устанет шептать: “Чем крепче стоишь ты на грешной земле,Тем меньше желанья с неё улетать!”

Данил Рудой – 2004

“Убийство Цезаря” – Карл Теодор фон Пилоти (1865)

“Стихи о смерти”

Стихотворение в ритме “Баллады о книжных детях“ Владимира Высоцкого

Есть такие, кто мнят: нету разницы в том Где и как умирать, в землю падать пластом, Лишь бы только мгновенно, внезапно и вдруг, Чтоб не чувствовать боли предсмертной и мук.

Нет, неправда! Конечно же это не так: Если ты – убиенный в одной из атак, Тех, что бросила в бой непонятная власть, Знай, что в сердце тебе враг обязан попасть.

Если кровью истёк или умер от ран В час, когда вместе с фронтом ты шел на таран, Путь до рая заказан тебе в этот раз, Если ты не повесил отдавших приказ.

Если ты в обороне, спокоен и горд, Отступаешь под натиском вражеских орд, Знай: тебя никогда не помянут виной, Если только ты смерть не поймаешь спиной.

Годы мирные тоже бывают порой, И тогда тот великий пример и герой, Кто на фоне спокойной, глухой тишины Отыскать умудрился предлог для войны,

Мертвой хваткой вцепился, погоны надев, В погань – ту, что калечит невиннейших дев И погибель несет неразумным сынам, Чтобы в хлам обратить государственный храм.

Им, несущим дозор от зари до зари, Состоящим всегда «исполнении при» Смерть, до срока пришедшая, – долг, а не суд: Судят только на небе и только иуд.

Но, хотя решена уж судьба сволочей, – Даже ад в предвкушении стал горячей! – Быть трусливой и подлой их гибель должна: От удавки иль вбитого в спину ножа.

Что другим остается? Перина, постель, Иль некстати ударивший в голову хмель? Катастрофы машин ритуальный обряд? С подоконника шаг или выпитый яд?

Здесь несложно расставить все точки над «ё»: Алкоголиков пусть убивает питьё, На перинах отходят пускай старики, Кто работал, не зная ленивой тоски.

Случай назван несчастным совсем неспроста: В нем едва ли погибнет доживший до ста. Затонувший корабль, лайнер, шедший на взлет, Забирают с собой тех, кому не везет.

Над планетой сторонникам опытов злых Предназначена смерть в катаклизмах земных: Дрожь платформы, вулкан, ураган и потоп Жаждут тех, кто в земное вцепился, как клоп.

Наконец, есть последняя каста иль вид: Смерть для них не погибель, а лишь суицид. Этот путь тем хорош, что решаешь ты сам, Только он закрывает тропу к небесам.

В нем романтики нет и на ломаный грош – Только траур для тех, чьи сердца разорвёшь Тем, что шагом бездумным себя порешил, Что по глупости жизни огонь затушил.

Смерть бессмысленна – есть оправдание ей, Если гибнешь во имя великих идей. Но зачем самому останавливать срок? Пусть пекутся о том Провиденье и Рок!

Данил Рудой – 2005

Федор Бруни – “Смерть Камиллы, сестры Горация” (1824)

“Смерть Цезаря”

(каббалистические стихи о смерти)

Вы никогда не замечали, Как просто, Господи прости, Всё тем же отблескам печали Всё в том же прошлом прорасти? И что тогда? Увы, былое, А в нём несложно утонуть. Но вот – движенье ножевое, И прекращён во мраке путь!

Изъята меченая карта, И лица выглядят добрей: К концу пятнадцатого марта Мы подрезали Цезарей. Достанет рези нам, покуда Не вмажем с чистого холста. Брут будет с нами, и Иуда, И все, кто верил во Христа.

Прости, что я без эпитафий: Мне сразу нужно в третий акт; В двух первых нос воротит графий От несуразных катаракт. Итак, тащи сюда бинокли И самый резкий микроскоп: Мои ботинки вновь промокли, И хворь не вылечил укроп.

Перу опять не до воззваний, Но на перо и наплевать, Покуда в роще острых граней Хватает поводов певать. В другом проблема: не понятно. По скромным меркам, ни хрена: Опять на солнце лезут пятна, И в этом лишь моя вина.

Под эгоизмом тьма кромешна, А, каждодневных схваток без, Не станешь лучше и, конечно, Не достучишься до небес. Но я за всех других в ответе, И в самом злом: перед собой, Как кавалер на тет-а-тете, С чужой играющий судьбой.

Решенье в выдаче наружу. Альтернативы – как пальто: Оно приятно греет в стужу, Но в койке всё-таки не то. Здесь впредь история другая, В ней нас, увидишь, оболгут, Не воспрепятствовав до краяБиною наполнять малхут.

Данил Рудой – 15 марта 2013

“Триумф Смерти” – Питер Брейгель