Почему герасим утопил муму и другие вопросы, поднятые русской литературой

Был ли это бунт?

Прежде всего, сюжет. Я вот, грешным делом, только что перечитал «Муму» — наверно, впервые с 5 класса. Думал, что придется насиловать себя – ан нет. Читается на диво легко, и такая великолепная проза, что… эх, но я отвлекся. Итак, сюжет в самом кратком виде. Герасим – от рождения глухонемой дворник у старой, вздорной, доживающей последние годы московской барыни, чей «день, нерадостный и ненастный, давно прошел; но и вечер был чернее ночи» (блин, мы в пятом классе не понимали, как красиво Тургенев излагает; а ведь лучший стилист в русской классике!). Герасим в минуту самого черного отчаяния завел себе собачку… (Кстати, а какой породы была Муму, кто знает? Думаю, никто, но вот всезнающая Вики сообщает, что Муму была спаниелем). Глухонемой дворник полюбил Муму всей душой, но вздорная барыня однажды приказывает от Муму избавиться. Первый раз ее похищают и продают, но Муму перегрызает веревку и возвращается к безутешному Герасиму. Второй раз Муму уже приказывают убить, Герасим сам берется выполнить это поручение. Он топит собаку в Москва-реке, а потом самовольно уходит со двора в свою деревню (не так уж далеко от Москвы, 35 верст). Барыня вскоре умирает, за «побег» Герасима никак не наказывают.

Описания собаки у Тургенева дико трогательны. Читатель, а уж особенно пятиклассник, безоговорочно верит, что Герасим видит в ней единственного друга и любит по-настоящему, да и Муму обожает своего дворника. Зачем, чего ради он ее убивает?? Если он все равно в итоге сбежал – зачем??

На самом деле поступок Герасима взрывает одну из ключевых мифологем, лежащих в основе советского, не побоюсь этого слова, мировоззрения: о бунте как источнике справедливости. Ведь чему учили советских пионеров с октябрятского возраста? Надо, дескать, чтобы угнетенные восстали против эксплуататоров – и тут-то все противоречия разрешатся, наступит счастье. А Тургенев вдруг говорит – нет, нифига. Личный бунт не стирает программы повиновения. Можно сбросить иго эксплуататоров – и продолжать при этом выполнять их же приказы.

Кстати, туда же, в эту копилку – Катерина из «Грозы» Островского (тоже школьная программа). Катерина убивает, правда, не Муму, а себя – но и тут впору спросить «зачем?»; это ведь тоже бунт – что и подметил Добролюбов и из-за чего обозвал Катерину «лучом света в темном царстве». Если Герасим решил взбунтоваться против барыни – почему он не берет с собой любимую собаку? Если Катерина решила взбунтоваться против своего окружения – почему она убивает себя? Что же это за бунт такой – который не освобождает??

Вопрос для советской действительности вовсе не праздный; его можно было бы задать «пролетариям», которые, если верить тем же советским источникам, дружно восстали в 17-м году против «эксплуатации и ига капитала» — однако уже начиная с конца 20-х и долгие десятилетия после стали работать на заводах при таких нормах эксплуатации, которые царской России начала века и не снились: за пайку, при полном запрете забастовок, с постоянно понижаемыми расценками, с драконовскими наказаниями за опоздания, ненормированном рабочем дне и запрете менять работу по собственному желанию…

Это один ответ.

А потому что приказали

Заметим: не потому, что Герасим боялся какого-то наказания в случае непослушания. Тут о наказаниях вообще речь не идет. Герасим убил, потому что вообще не имел в сознании, как оно может быть иначе.

И тут мы видим, что «Муму»-то написана, пожалуй, на самую актуальную русскую тему. И потому история и сейчас звучит так обжигающе (не верите – перечитайте!) Дело в том, что в «Муму» обсуждается важнейший русский вопрос… не о любви, не о боге, не о вине… о власти.

Что же это, блин, такое – власть на Руси? На чем она зиждется?

Читателей, воспитанных на западных литературных образцах, не знающих русской истории (а это вполне могут быть и русские школьники), «Муму» может сбить с панталыку: они не увидят главной коллизии. На вид-то там «всё как в Европе»: большой город, ну, барыня, ну, слуги у нее, ну, вот и дворник у нее работает… Дело обычное. Вот эта русская barynya приказывает своему дворнику утопить его животное… Стоп-стоп! Тут европеец удивится. Что за странные приказы? Какое дело хозяйке до собаки дворника? Если дворник собаку любит – почему, спрашивается, он не пошлет хозяйку куда подальше да и не поищет себе, со своим псом, хозяина поадекватней??

Европеец будет неправ, потому что не понял главного: взаимоотношения работника и хозяйки в этом русском рассказе не построены на договоре. Герасим – не работник, а раб; он принадлежит барыне как вещь. Соответственно, в требовании барыни утопить собаку нет никаких нарушений; она ничего не нарушает, потому что нарушать нечего – нет изначального договора. Герасиму, даже если бы он мог говорить, не к чему апеллировать – у него нет прав. В том числе и права любить, и права защищать того, кого он любит.

Россия для грустных, а ее литература тем более


С этим не поспоришь.

Если задуматься, то полно вопросов, которые давно вышли за рамки своих произведений и стали крылатыми, причем и они из разряда риторических. Хотя если риторическими называют вопросы, не требующие ответа, то «кто виноват» и «что делать» попросту невозможно ответить. Хочется просто грустно вздыхать в ответ.

А на какие мысли может навести «Почему люди не летают как птицы?» или того хуже «Тварь ли я дрожащая или право имею?» русские авторы весьма умело подводят своих читателей к пространным рассуждениям и дают понять, что русская классика – это не развлечение. И что нужно быть готовым к тому, что после прочтения даже небольшого рассказа, душа окажется вывернутой наизнанку.

Герои таких произведений постоянно думают, ищут, размышляют, грустят, находят проблемы даже там где их нет. Вероятно, это и делает их настолько глубокими и настоящими, ведь каждый находит в них немного себя самого и собственных эмоций. Русская литература – это нечто более глубокое, чем просто чтение. Она обнажает саму природу человека в его противоречивости, сомнениях и сложностях. Да, это не всегда красиво, приятно и легко. Однако это дает возможность проникнуться героем, понять его мысли и чаяния, видеть смысл в его поступках, а потом иначе смотреть на свои собственные.

За этими страницами совершенно другой мир.

Многогранность русской литературы раскрывается еще и в том, что уровень ее восприятия отличается у разных людей, в зависимости от возраста, пола, социального статуса и многого другого. Поэтому вполне возможно, если вдруг забылись ответы на вопросы «А судьи кто?» или «Кому на Руси жить хорошо?», нужно освежить в памяти произведения русских классиков.

Другой вопрос, что преподавание литературы в школе поставлено таким образом, что слишком много внимания уделяется тому, чтобы юные читатели правильно поняли смысл произведения и слишком мало собственно произведению. Говоря проще, ученик слишком загружен сочинениями, ответами на вопросы, изучением биографии автора, что для того чтобы просто сесть и прочитать произведение и не только для ознакомления с сюжетом, но и для того чтобы насладиться красотой и богатством речи, оборотов и иносказаний (а иначе зачем это все?).

Это роковая неизбежность?

А можно другой – для него нам надо провести параллели из мировой литературы. Герасим убил единственное живое существо, которое любил. Но, как через некоторое время после Тургенева скажет Оскар Уайльд, «Мы всегда убиваем тех, кого любим». В «Балладе Редингской тюрьмы»: Ту женщину он больше жизни любил, Ту женщину он убил.

Это фатум, рок. Некая неправильность, заложенная не то что даже в человеческой природе, а в мироздании. Кто вообще сказал, что глухонемой дворник относился к барыне так же, как мы – то есть как к мерзкой, никому не нужной старухе? Возможно, она и была для него, никогда в жизни не слышавшего звуков человеческого голоса, кем-то вроде земного воплощения безличного рока. Он выполнил её предписание – да, жестокое; ну а разве справедливо, разве не жестоко было для него вообще родиться лишенным дара речи и слуха, в качестве живой вещи какой-то старушонки?

Финал рассказа

Проблемы у главного героя возникли тогда, когда барыня, до того не видевшая собаку, вдруг обнаружила ее. Муму прожила у Герасима как у Христа за пазухой уже больше года. Хозяйка была в восторге от собачки. Она попросила немедленно принести ее в барские покои. Когда собака была доставлена, то в незнакомой обстановке она вела себя настороженно и агрессивно. Хозяйское молоко пить не стала, а на барыню принялась лаять.

Конечно, госпожа не смогла вынести такого отношения и приказала собаку удалить из ее владений. Так и сделали. Герасим ее искал-искал, но так и не нашел. Но Муму вернулась к хозяину в один прекрасный день с перегрызенным поводком вокруг шеи. Герасим понял, что собака не сама убежала от него, и принялся ее прятать от посторонних глаз в своей каморке, а выводил на улицу он ее только ночью. Но в одну такую прогулочную ночь у забора хозяйской усадьбы прилег пьяный. Муму не любила пьяниц, как и ее хозяин, и стала надрывно и визгливо лаять на выпивоху. Она перебудила весь дом, в то числе и барыню.

В итоге от собаки было приказано избавиться. Слуги поняли это слишком буквально и решили Муму лишить жизни. Герасим же вызвался переселить свою любимую питомицу в лучший мир собственноручно. Затем, не выдержав душевных мук, дворник возвратился (на самом деле сбежал) к себе на родную землю – в деревню, снова став обычным мужиком. Сначала его искали, а когда нашли, барыня сказала, что «такой неблагодарный работник ей и даром не нужен».

Таким образом, если кто-то (скорее всего, школьник) задумает писать сочинение «Почему Герасим утопил Муму», ему следует дать ответ на этот вопрос в контексте всей истории, чтобы повествование автора приобрело глубину и насыщенность.