Колыбель христианства: маалюля и сейдная

Икона святого Луки

При входе в одну из келий шёпотом просят снять обувь — словно в мечети. Здесь хранится святыня, поклониться которой едут со всего Востока, — знаменитая икона «Эль Чагура» (в переводе с арабского — «Прославленная»).

Считается, что её написал сам апостол Лука. В XIII веке раз в три года за маслом от этой иконы отправляли курьера рыцари-тамплиеры: они были уверены, что священный елей исцеляет от любых болезней.

— У нас и сейчас стоит кувшин с этим маслом, — показывает сестра Евхаристия. — Каждому гостю мы мажем лоб и даём с собой ватку. Если человек не может приехать и присылает родственника, наливаем ему чуточку масла с собой. Один раз из России семейная пара приехала с канистрой. Очень были недовольны, получив десять грамм.

В ответ на мой скептический вопрос: «Помогает ли масло?» — меня приглашают выйти из кельи. И показывают целый склад костылей, бандажей и инвалидных колясок, громоздящихся у стен монастыря. По традиции это оставляют увечные паломники, исцелившиеся у иконы.

— Исцеления в Сайеднае — не автоматическая система, иначе всё было бы чересчур просто, — здраво рассуждает отец Фома, приехавший из турецкого города Мардин. — Набрал вдоволь масла, раздал всем на планете — и больные выздоровели. Увы, это фантастика… хотя исцеления происходят не так уж редко. Лично я верю, что лечит икона святого Луки, а вы можете верить в эффект плацебо — человек выздоравливает вследствие своей веры в чудо. Скажу честно: инвалидов, вставших на ноги после молитвы, я наблюдал неоднократно. Христиане на арабском Востоке, как правило, верят с фанатизмом. Они веками находились здесь во враждебном окружении под постоянной угрозой расправы. В таких условиях только сильная вера помогает выжить.

…Всего в Сайеднае — 2 тыс. жителей, включая монахинь. В стране бушует гражданская война, но уезжать они не собираются. Отчасти — в надежде на заступничество Девы Марии, отчасти — из-за опыта. «У меня дома на стене висит изображение ихтис — рыбы, которое было символом христианства, пока наша религия была под запретом, — говорит Пьер, хозяин кафе, где в меню строго соблюдается Великий пост. — Ведь «ихтис» в сокращении — «Иисус Христос сын Божий Спаситель». В горах много пещер — там от римлян скрывались первые христиане. Победят исламисты — снова уйдём в катакомбы, нам не привыкать. С тех пор как Каин пролил здесь кровь Авеля, люди не останавливаются перед убийством своих братьев». И Пьер прощается со мной. Разумеется, на арамейском…

Монастырь Мар-Муса аль-Хабаси

Рекомендовать место

4

Недалеко от Дамаска, посреди пустыни, находится монастырь Мар-Муса Аль-Хабаси (святого Моисея Абиссинского). Он построен в 11 веке на месте обители отшельника из Эфиопии, позднее канонизированного. Позднее монастырь пришел в упадок, с 1983 года под руководством иезуита Паоло делл’Оглио началось его восстановление.

Монастырь Мар-Муса постоянно принимает паломников изо всех стран мира, как христиан, так и мусульман, поддерживает связь с мусульманским миром, признавая ислам равноправной с христианством религией. Также уникальность монастыря состоит в том, что он смешанный – в числе его монахов как мужчины, так и женщины. Службы ведутся на арабском языке.

Архитектурный стиль монастыря отличается аскетичностью и простотой. К нему ведет каменная лестница длиной около 1 километра. В церкви при монастыре сохранились средневековые фрески. Паломники и обычные посетители размещаются в специальных комнатах, на них возлагаются обязанности помогать монахам в хозяйственных делах.

Координаты: 34.02275100,36.84251500

Города мира

Этот небольшой городок неподалеку от Дамаска, больше смахивающий на деревушку, сегодня остается единственным оплотом христианской веры в Сирии и одним из немногочисленных мест на Земле, где до сих пор разговаривают на арамейском языке. Само название в переводе означает «высокое место» или «проход», оба варианта себя оправдывают, поскольку расположена Маалюля в ущелье, в пещерах же, коих здесь великое множество, по преданиям жили отшельники.

Городок весьма живописен: буйная растительность кое-где на склонах гор, причудливые очертания скал да домики, лепящиеся друг другу на крутых улочках. С одним из ущелий связана легенда о святой Фекле, благочестивой последовательнице апостола Павла. Говорят, что спасаясь от преследователей, она забежала в тупик и в панике взмолилась о помощи – гора раскололась надвое, давая ей пройти. Теперь прямо у выхода из ущелья стоит монастырь, носящий ее имя, а над дверью есть изображение святой, иллюстрирующее еще одну историю ее чудесного спасения от львов, смиренно улегшихся у ее ног. На самом деле здесь построен целый монастырский комплекс с приютом для сирот и церковью, а неподалеку находится пещера с небольшой часовенкой и неиссякаемым источником, в которой Фекла когда-то жила. Сюда к ней приходили за исцелением, да и сегодня поток страждущих не уменьшается, уже к мощам. Избавленные от недуга калеки оставляют свои костыли под иконой.

На противоположной стороне – монастырь Святого Сергия и Бахуса, римских легионеров, отринувших язычество ради новой веры. Монастырь, надо сказать, тоже поставлен на месте бывшего языческого храма, в тех же стенах, круглый алтарь также имеет сходные черты с капищем. К слову, именно за подобие языческой подобная форма была запрещена в 325 году, что подтверждает древность храма и делает его в некотором роде уникальным.

Сохранением арамейского занимаются на государственном уровне, правительство даже выделило финансы на организацию специальных курсов: в городе язык существует все больше в устной форме благодаря усилиям самих жителей, письменность приходится сохранять и развивать вот таким способом. Занятия длятся два-три месяца и проходят в виде лекций, преподаватель – по совместительству автор гимна Маалюли, ставивший цель не воспитать патриотические чувства, а облегчить запоминание самых употребительных слов. Настолько жители прониклись судьбой языка, что в сувенирном магазинчике продаются диски и кассеты с песнями и молитвами на арамейском.

Обращение Святейшего Патриарха Антиохии и всего Востока Иоанна X ко всему миру

Дамаск, 6 декабря 2013 г.

На пресс-конференции,
организованной в Дамаске пятого декабря, Блаженнейший
Патриарх Антиохийский и всего Востока Иоанн Х обратился к
мировой общественности с заявлением.

Блаженнейший Патриарх Антиохийский и всего Востока Иоанн Х
    

В пучине несчастья, окружающей Сирию в эти дни, в ужасном
потоке людской крови, затопившим наш народ, в
неизвестности, окутавшей судьбу
наших митрополитов Иоанна и Павла в Алеппо – в
эти скорбные времена Патриархия Антиохии и всего Востока
получила известие о захвате ее верных дочерей –
монахинь и сирот монастыря святой Феклы в Маалюле –
и транспортировки их в Ябруд второго декабря этого года.

Мы встретили эту весть с великой болью. И поскольку первые
попытки освободить наших задержанных дочерей не привели к
ожидаемому результату, Патриархат Антиохии и всего Востока
обращается к всемирному сообществу, ко всем правительствам
мира с просьбой о вмешательстве и содействии нам в деле их
освобождения в здравии.

Также мы взываем к совести этих
людей, мы заклинаем их зерном чести, посаженным Всевышним
Творцом в каждом человеческом сердце – даже в
сердцах похитителей: отпустите наших монахинь и девочек
приюта!

Таково наше обращение к мировому сообществу: мы,
благодарно принимая все знаки сочувствия, не нуждаемся
более в «сожалении», «осуждении»,
«озабоченности» и «беспокойстве»
по поводу происходящего – ибо все это буквально
врезано в нашу совесть. Мы нуждаемся в делах –
решительных, ощутимых делах, – но не в речах. Мы не
хотим слышать от лиц, имеющих власть – региональную
ли, международную ли, – «осуждающих»
реплик, но мы хотим увидеть реальные усилия, реальное
давление, которые приведут к освобождению тех, чьим
единственным «грехом» было проживание в своем
монастыре и отказ его покинуть. Вновь и вновь мы повторяем
наш призыв к отвержению логики борьбы в Сирии и к замене
его логикой мирного диалога; также мы осуждаем
использование отсутствия диалога в целях личного
обогащения военными трофеями – ибо Сирия кровоточит,
и ее рана – это рана наших сердец!

И да узнают все, что капля невинной человеческой
крови, пролитая на этой земле, священнее и дороже всех
символов мiра!

Да поймут все, что колокола наших православных церквей,
поднятые на колокольни еще в седой древности, по-прежнему
будут звонить и доносить до слуха каждого голос нашей
любви, нашего миролюбия по отношению ко всем, невзирая на
их религиозную принадлежность!

Воистину, жестокость этих дней не изгонит нас из нашей
страны, ибо она – наше бытие, наша сущность, часть
нашего сердца!

В связи со сложившейся ситуацией и задержанием наших
сестер-монахинь и детей-сирот из приюта Маалюли мы
вынуждены, к сожалению, перенести на неопределенный срок
нашу встречу с нашими чадами, с нашей паствой стран
Персидского залива, которая планировалась
шестнадцатого-семнадцатого декабря этого года, и вернуться
в Дамаск, дабы приложить все наши усилия и связи для
решения упомянутой проблемы. Посему я обращаюсь с
приветствием к каждому из наших сыновей в тех краях, как и
к тем, кто трудился для организации той встречи, с
надеждой посетить их в ближайшее время. Я прошу прощения у
вас, мои дети, так долго ждавших этого события и сделавших
все возможное для его организации, молясь о вашем здравии
и призывая Божье Благословение на вас!

Да сохранит Господь Сирию, Ливан, Восток и человека этого
Востока! Благодарю средства массовой информации,
позволившие всему миру услышать боль Антиохии!

Перевел с арабского Фарес Нофал

6 декабря 2013 г.

Здесь говорят на языке Христа?

На фоне других новостей практически незамеченным остался факт, что 14 апреля правительственная армия освободила сирийский городок Маалюлю. Именно это место до начала военных действий было центром притяжения для толп туристов и паломников со всего мира. Это небольшой город, расположившийся в неширокой долине между горами. Численность его населения до военных действий составляла менее 3000 человек, преимущественно христианского вероисповедания.


Фото: АиФ / Анхар Кочнева

Причина особого отношения к Маалюле в том, что именно там жила и была захоронена св. Фёкла — ученица Апостола Павла. На прилегающей к пещере с гробницей территории был построен православный монастырь. Многие из коренных жителей городка являются потомками первых христиан и в быту разговаривают на сохранившемся в живом виде только в этих краях древнем арамейском. Причём, как утверждают лингвисты, на диалекте самого Христа.


Фото: АиФ / Анхар Кочнева

Близость к Дамаску (Маалюля находится в 55 км к северу от сирийской столицы) также способствовала тому, что в городок любили приезжать как жители самого Дамаска, так и иностранные гости. Здесь был даже свой отель категории «4 звезды», построенный несколько лет назад на скале, с которой открывается дивный вид на долину. Начавшиеся 3 года назад в Сирии беспорядки не затрагивали спокойную Маалюлю. И она долгое время оставалась одним из немногих туристических объектов Сирии, которые можно было посещать без риска получить пулю стреляющего по автомобилям снайпера.


Фото: АиФ / Анхар Кочнева

Но летом 2013 года Маалюле не повезло: по соседству с ней находились несколько посёлков, которые перешли под контроль боевиков, наводнивших окрестности. А в сентября 2013 года на блокпосту у въезда в город был взорван заминированный автомобиль. Собственно, с этого момента и начинается история более чем семимесячного противостояния армии и полчищ боевиков, напавших на Маалюлю со стороны «столицы» горного района Калямун — Ябруда, в котором к тому времени собрались боевики, выжатые армией из других районов страны (Хомса, Кусейра, Кары, Набака и т. п.). Близость ливанской границы, через которую боевики получали подкрепление живой силой и оружием, существенно осложняла ситуацию: только после того, как армии удалось отрезать боевиков от Ливана, стал возможен разгром отрядов.


Фото: АиФ / Анхар Кочнева

Деньги

Местная валюта — сирийский фунт, который иногда называют лирой. На февраль 2020 года официальный курс составляет 515 фунтов за 1 доллар США. На черном рынке за доллар можно получить 980 фунтов, но в этом году сирийское правительство начало бороться с нелегальными менялами. Самый простой способ поменять деньги — сделать это еще на границе или по приезде в отеле, либо с помощью гида. Если так не получается, то поспрашивайте у торговцев на рынке или просто вбейте в Google Maps слово exchange — в Дамаске все подобные офисы сосредоточены в одном районе чуть севернее старого города.

Из-за санкций в Сирии не работают международные платежные системы. Поэтому везите в страну наличные. Расплатиться картой у вас получится разве что в некоторых дорогих гостиницах, картинных галереях или ювелирных лавках.

И не тратьте всю местную валюту без остатка — на выезде вам придется заплатить сбор в размере 2500 сирийских фунтов.

Обращение Патриархата Антиохии и всего Востока


Патриарх Антиохии и всего Востока Иоанн X

Дамаск, 25 сентября 2013 г.

Военные действия в нашей любимой стране лишь
набирают силу, и человек платит за эту трагедию высокую
цену: мы видим, как разрушения охватывают все новые и
новые области нашего государства, видим, как его люди
истязаются и изгоняются, испытывают боль, морятся голодом
и жаждой; мы видим, что война встала на пути каждого
человека, и от нее никуда не деться.

В этой летописи катастроф есть особая глава, повествующая
о горе города Маалюля и его святой обители –
монастыре св. Феклы, который, с одной стороны, с первых
веков своего существования является местом постоянного
паломничества христиан, а с другой представляет всю
глубину отношений между сынами одной страны, пусть и
придерживающихся различных религиозных воззрений.

Монастырь св. Феклы в Маалюле – истинный памятник
сирийской культуры, часть мирового и сирийского
национального достояния – переживает сегодня
сложнейшие, мучительные времена: монастырь располагается
на обстреливаемой со всех сторон территории, что усложняет
транспортировку к его обитателям гуманитарной помощи, в
последнее время сопряженную с опасностью для жизни самих
волонтеров. Недавно, по причине обстрела города, из строя
была выведена местная электростанция, из-за чего
прекращена подача воды в монастырь, а это угрожает смертью
всем насельницам.


Монастырь св. Феклы

Мы осознаем, что само присутствие монастыря в регионе
– явный призыв граждан одной державы к братской
любви и миру. Потому мы и остаемся в нем – для того,
чтобы засвидетельствовать как нашу верность и любовь к
стране и всем ее сынам, так и наше категорическое
осуждение насилия и его ужасной, одинаково разрушительной
для человека и камня силы.

Посему мы обращаемся к Красному полумесяцу в Сирии,
Международному красному кресту, а также ко всем
правительственным и неправительственным организациям,
занимающимся гуманитарной помощью, с просьбой поддержать
насельниц монастыря и укрытых в нем детей, общее число
которых возросло до сорока человек, отправлением одного
гуманитарного каравана в город, что позволит нам остаться
в нем, выражая свою преданность своей любимой земле.

Мы взываем также и ко всему миру о прекращении
кровопролития и насилия в Сирии, одновременно подчеркивая
необходимость признания неприкосновенности и нейтралитета
всех культурных памятников страны во избежание их
разрушения и осквернения. Мы повторяем и наш призыв ко
всем сынам единого государства к выбору переговоров, как
единственного способа решения конфликтов и проявления
должного уважения к человеку, его свободе и достоинству.

В эти напряженные дни мы, чада Антиохийской Церкви,
обращаемся с молитвой к святой Фекле, память которой
совершается сегодня, о даровании ею защиты своему
монастырю и своим послушницам. И да сохранит Господь
Маалюлю, Сирию и весь мир, излив на него истинный свет
Своей благодати!​

Перевел с арабского специально для Православие.Ru Фарес Нофал

25 сентября 2013 г.

Безопасность

Этот текст посвящен части Сирии, которая контролируется правительством. Актуальную карту страны можно посмотреть на сайте. Несмотря на то, что некоторые места — например, центр Алеппо — находятся недалеко от линии фронта, как правило, на районы туристического интереса это не влияет. Риск похищения или теракта на правительственной территории сейчас очень невелик. Самая вероятная опасность, которая связана с идущей в Сирии войной — вас могут задержать, приняв за шпиона или журналиста. Это достаточно веский довод в пользу того, чтобы не ехать в Сирию самостоятельно, а воспользоваться услугами туроператоров, которые не только организуют транспорт и покажут достопримечательности, но и подготовят все необходимые бумаги и в случае чего решат проблемы с властями.

Как утверждают сирийские гиды, путешествовать по Сирии за пределами Дамаска без разрешения вообще запрещено. Де-факто на западе страны западные туристы спокойно ездят сами на автобусах и без проблем проходят контроль на блокпостах. Более того — если у путешественника оказывается паспорт РФ, то дружелюбие проверяющих документы солдат моментально увеличивается в разы.

С другой стороны, никто не застрахован от встречи с особо исполнительным и параноидальным представителем властей, который усомнится в вашей туристической сущности. По сообщениям туристов, их иногда останавливали даже в туристических кварталах Дамаска. Но в таких местах обычно все ограничивается проверкой документов и гостеприимным Welcome to Syria с сильным арабским акцентом в конце. Вероятность не только нарваться на проверку, но и быть задержанным увеличивается, если вы оказываетесь на «непростой» территории — частях страны, близких к линии фронта, или районах городов, где недавно шли боевые действия либо компактно живут группы людей, имеющих некоторое самоуправление — палестинцы, курды и так далее. По карте не всегда можно понять, где находятся такие зоны, но их приближение вы, скорее всего, заметите по участившимся блокпостам. Очевидно, что в Сирии нельзя выходить на улицу без паспорта и уж точно не стоит фотографировать солдат и военные объекты.

Во время нашей поездки мы спокойно гуляли по старому Дамаску, но нашу машину несколько раз останавливали на трассе, и водителю приходилось показывать разрешение от Министерства туризма.

Попасть под арест

В ноябре 2018-го года немецкого туриста арестовали, когда тот гулял по разрушенным кварталам Дамаска, и ему пришлось провести в тюрьме пять дней. Еще один подобный случай произошел с украинским туристом, которого задержали российские военные, когда тот пытался доехать на общественном транспорте к античным развалинам Пальмиры.

В таких условиях лучше отказаться от автостопа и ночевок в палатке. Хотя известен один россиянин, который проехал по Сирии на велосипеде в начале 2019-го года, но он пересекал юго-западную — очень спокойную — часть страны.

В остальном Сирия куда безопаснее даже популярных туристических стран. Здесь нет экзотических болезней и вообще отсутствует криминал в виде грабежей, краж и мошенничества. Большая часть населения исповедует ислам, но это никак не отражается ни на законах государства, ни на негласных правилах поведения в обществе. Конечно же, в маленьких городках живут более консервативные люди, чем в столице, но в целом сирийцы очень толерантны к гостям и искренне рады пока еще немногочисленным туристам.

К выходцам из России многие сирийцы относятся очень хорошо. Кто-то — из-за исторически дружественных отношений Сирии и Советского Союза, кто-то — из-за вклада властей современной России в военные победы сирийского режима. Конечно, далеко не все жители поддерживают Асада, но такие, если и живут на территории, подконтрольной правительству, не всегда будут откровенно озвучивать свою позицию случайному незнакомцу: Сирия — это тоталитарное государство, и тема политики здесь очень деликатная. Это стоит учитывать в общении с местными, и, по возможности, лучше избегать этой темы.

Паломники

Репутация святой Феклы как святого-врачевателя привлекала в монастырь множество посетителей, которые навещали ее и исполняли обеты. Семьи паломников сейчас останавливаются в гостевом доме при монастыре. Однако раньше посетители проводили в гроте день и ночь, падали ниц на рассвете перед иконостасом и пили святую воду из источника. Если бы просительница была беременной, она съела бы пучок фитиля от масляной лампы в гроте. Молящиеся, которые были слишком больны, чтобы лично идти в Ма’лулу, давали посетителям свои письменные молитвы, чтобы возложить их перед могилой святой Феклы.

Почитание святых в Сирии распространено даже среди мусульман. Несмотря на распространение ислама в регионе, местные жители сохранили твердую веру в святую Феклу, что позволило монастырю выжить и процветать. Многим молитвам, вознесенным святой Фекле в ее гроте, предшествует чтение Корана . Сообщается, что бездетные мусульманки часто забеременели в результате ее заступничества. Некоторые из этих пар даже крестили бы желанного ребенка в знак почтения к святому.

ФОТОГАЛЕРЕЯ

Фотограф Василий Нестеренко побывал в Сирии в 2010 году, накануне начала боевых действий, которые буквально разорили и уничтожили эту прекрасную страну. В довоенной Сирии, по свидетельствам тех, кто посещал эту страну до 2011 года, мирно сосуществовали мусульманская и христианская общины, большую часть которой составляли православные христиане. Василий побывал в Дамаске, Хомсе и Босре, посетил знаменитый Замок госпитальеров Крак де Шевалье, поклонился святыням православных монастырей на Горе Херувимов, Седнайской иконы Божией Матери и многострадального монастыря в честь равноапостольной Феклы в Маалюле. В Каукабе заснял место, где, по преданию, Господь явился будущему апостолу Павлу, в Изре сфотографировал интерьеры храма великомученика Георгия…

Мы верим, что этот фоторепортаж покажет многострадальную сирийскую землю с новой, малоизвестной большинству читателей, стороны – как христианскую землю, на которой в течение двух тысяч лет молились и молятся наши братья по вере.

Фото: Василий Нестеренко / Православие.Ru

Маалюля (Маалула)

Маалюля – это древнее христианское поселение, которое находится в 55 км от Дамаска и спрятано от остального мира в глубоком ущелье, где выдолбленные пещеры до сих пор служат жилищем для местных жителей.

Такую гармонию природы и цивилизации встречаешь не часто: стены многих жилых домов состоят вперемешку из природных каменных выступов и отесанных каменных блоков или глиняных кирпичей.

Первое, что узнаешь о Маалюле – это тот факт, что местные жители до сих пор разговаривают на западно-арамейском наречии – родном языке Иисуса Христа. Но эту “достопримечательность” не попробуешь и не пощупаешь, ведь для нас, иностранцев арамейская беседа ничем не отличалась от общения остального арабского мира – остается верить на слово.

Осязаемых достопримечательностей в Маалюле всего две. Первая – это монастырь Св. Сергия и Бахуса. Весьма странное для меня имя святого, поскольку Бахус или Вакх – это особо почитаемый бог вина и виноделия в древней Греции и Риме, чьи празднества отличались полной свободой нравов. (Слава о них дошла до наших дней в слове “вакханалия” в современном его понимании). Тем не менее, от монастыря просто веет духом древности. Нам не разрешали там фотографировать, но я до сих пор помню скромное каменное строение с низкими дверями и темными комнатами – IV век н.э. все-таки.

Второй монастырь посвящен Св. Фекле (Такле), ученице апостола Павла. Кстати, она была одной из первых христианских святых и получила духовное звание “Равноапостольной”. Считается, что она похоронена в пещере на территории женского монастыря.

Со Св. Феклой в этих краях связана легенда, согласно которой, святая спасалась бегством от злоумышленников, пока дорогу ей не преградили горы. Фекла попросила Небеса о помощи, и в результате ее молитвы гора раскололась, образуя малюсенькое ущелье, по которому она смогла убежать. Теперь через этот каньон проложен путь туристов и паломников. У ученых, правда, другая версия образования этого ущелья, но кому интересно слушать про эрозию, выветривание и силу воды…

Сайедная и Маалюля

Собирались встать рано и поехать в Пальмиру, но проснулись только в 8. Собрав рюкзаки, покидаем Нажмет и идем искать другой отель.

Заходим в «Султан» — 25$ с завтраком, номер поприличнее, но снова на полу клочья грязи. Еще один отель – «Yar Mouk»: 20$, большой номер, душевой поддон (не будет лужи на полу!), теплая вода и даже лоджия. Оставляем рюкзак и идем завтракать, на радостях позабыв даже номер комнаты.

После традиционного коктейля берем такси до автостанции (30 лир по счетчику). По пути обсуждаем, куда ехать сначала: в Сайеднаю или в Маалюлю? Пригородная автостанция, в отличие от междугородней, в черте города. Окликает водитель маршрутки: «Сайедная?» «ОК», — решение принято. 25 лир за двоих.