Олейников, игорь юльевич

Как простой бизнесмен Игорь Олейников шёл к миллиарду

Преуспеть просто: оказаться в подходящем месте вовремя. Именно 1980-е, когда калифорнийская экономика стала бурно расти благодаря двум факторам – высокотехнологичным отраслям и туризму, стали чудным временем для роста рынка недвижимости. 1986-й Olen Properties встретила с 44-мя девелоперскими проектами и «продавленным» масштабным строительством, получившим собственное имя: Olen Pointe. 14-гектарный участок, многофункциональный комплекс, включающий отель, рестораны, полдюжины офисных зданий (суммарно 92 тыс. м2), сумма вложений – около $190 млн. Однако первый такой громкий опыт остался для Игоря Олейникова последним: слишком много затраченных сил и шумихи.

Общепринятым является мнение, что Олейников осторожен, прижимист; его отличие от других девелоперов – низкий уровень долговой нагрузки. Обычно свои здания он строил с нуля либо приобретал частями, исключение – две серьёзные покупки (когда Olen Properties уже исполнилось 32 года): 2005-й – две башни-офиса (г. Ирвайн, Калифорния, $135 млн), 2006-й – небоскрёб (40 этажей, Чикаго, $344 млн).

Морю свойственны приливы и отливы, экономике – кризисы. Консервативность Игоря Олейникова оказалась для него спасительной. В 2007-08 годах лопнул надутый «пузырь» рынка недвижимости США. Ряд громких банкротств, выставление банками домов на продажу, провоцируя дальнейшее снижение цен… Олейников не «игрался» с покупкой-продажей жилья; ипотека, плохие заёмщики его не интересовали. Он строил новые дома, остающиеся собственностью компании, но сдаваемые в аренду. Сейчас численность домов приближается к 12 тыс. единиц, а офисные площади превысили 500 тыс. м2, причём расположены в трёх самых выгодных штатах (Аризона, Калифорния, Флорида) и городе греха – Лас-Вегас (Невада). Арендаторы держат Olen Properties на плаву лучше всякого спасательного круга2.

Миф об образовании

Широко известно, что Олейников не получил художественного образования, что он воплощение идеи о появлении Художника из ниоткуда. Жил человек, учился в Институте химического машиностроения, работал инженером, а потом начал в «Союзмультфильме» мультики рисовать. Дальше были иллюстрации для детской периодики, в том числе культового «Трамвая», а там и до книг рукой подать. Одно время Игорь Юльевич даже немного гордился отсутствием академической подготовки. Однако он всегда признавал, что ему было у кого постоянно учиться: начиная с мамы-художницы и заканчивая талантливыми коллегами-мультипликаторами, с которыми он совместно трудился с 1980-х годов.

Подход к работе у Олейникова лишен какой бы то ни было строгости и теоретических выкладок. Сухая кисть плюс гуашь в его руках становятся проявлением то хулиганского, то утонченного подхода. Рисовать мусором, вениками или ветошью — вот техники близкие мастеру. В результате — фирменный ершисто-колючий штрих, передающий то озорную мягкость, то стремительную эмоциональность и еле сдерживаемое напряжение.

Есть любопытный парадокс в том, как Игорь Юльевич зачастую вольно обращается с авторским текстом. К написанному он добавляет собственные детали, создавая параллельный мир в картинках. В то же время художник признается, что нуждается в тексте как в опоре, придумать самостоятельные сюжеты без поддержки писателя-соавтора ему пока не удавалось. Стороннему же наблюдателю хочется предположить обратное: именно в визуальных историях, которые стоят на одном уровне с текстом, Олейников полностью раскрывается. Например, Олейников сетовал на то, что ему нелегко работать с поэзией, слишком много интерпретаций. Между тем ценителей его стиля особенно восхищают «поэтические» работы, в которых иллюстратор разыгрывает с поэтами одну партию на двоих.

Ребенка иллюстратор превращает в ответственного наблюдателя и предлагает ему вступить в творческий сговор. Ожидается, что читатель дешифрует символы и шутки, которыми обильно усеяны рисунки, ведь их создатель заведомо высокого мнения о подрастающем поколении, уверен в его осведомленности, сообразительности и внимательности.

Многие художники часто говорят о том, что люди, связанные с детской книгой, не должны занимать опекающую позицию и смотреть на детей сверху вниз. Игорь Юльевич идет дальше и предостерегает от другой крайности — смотреть на читателя снизу вверх. По мнению Олейникова, ребенок не нуждается в чрезмерном упрощении картинки, он заслуживает доверия и пространства для собственной интерпретации.

Олейникову претит буквалистский подход к переработке текста, скучное последовательное изображение книжной повседневности его вовсе не интересует. Надстроить смыслы над текстом, рассказать собственную историю за спиной автора — вот, что ему по душе.

Миф о вездесущности

И последний миф связан с удивительной работоспособностью художника, благодаря которой, в течение нескольких лет читатель купался в новых книгах с заветными словами «иллюстрации Игоря Олейникова» на обложке или в приметном месте на титульном листе (издатели достаточно быстро осознали, что имеют дело с человеком-брендом). Объяснение этого сказочного везения у читающей публики своеобразное. По признанию художника он старается всячески избегать далеко идущих планов — не больше одной книги на горизонте, но рисует споро, его натура не позволяет замедляться, между задумкой и реализацией не должно пройти и ночи.

И даже такой подход не смог бы оправдать изобилие книг Олейникова. Дело в том, что большая часть из них — иллюстрации прежних лет. В 2000-х годах художник сотрудничал с агентством «Пиарт», ставшим посредником между российскими иллюстраторами и зарубежными издателями. Через такую школу работы с западными заказчиками прошли многие современные художники от Евгения Антоненкова до Кирилла Челушкина. В годы, когда российское книгоиздание только взращивало в себе готовность к талантливо иллюстрированной и изданной на высоком полиграфическом уровне детской книге, выход на зарубежные рынки позволил российским художникам наработать ценный опыт.

Первой книгой, ознаменовавшей возвращение к работе в России, стала повесть титулованной американской писательницы Кейт ДиКамилло «Приключения мышонка Десперо» («Махаон», 2008) про храброго мышонка с необычайно большими ушами и сердцем. Игорю Олейникову довелось изображать жизнь при дворе сказочного короля с мышиного ракурса, декорации мрачного подземелья королевского дворца и главное — миниатюрного героя, в котором внешняя невзрачность сочеталась с душевной мощью. Выразить ее художнику помогла удачно придуманная деталь — полные сочувствия глаза грызуна, способные тягаться с огромными ушами за титул самой приметной черты персонажа.

А через некоторое время на русском языке начали активно выходить книги, созданные Игорем Олейниковым в пору сотрудничества с иностранными издательствами. Таких сборников, хорошо принятых во многих странах от Канады до Кореи, насчитывается двадцать пять, отсюда и читательское ощущение, будто художник работает в режиме нон-стоп. Не все эти книги одинаково успешны в России — сказались национальные традиции чтения. К чести иллюстратора, надо заметить, что его работы встречались с энтузиазмом, а вот тексты — не всегда. Проблема в том, что зарубежные издания в большинстве случаев были упрощенными пересказами классических сюжетов или вариаций на их тему. А не в традициях русскоязычной читающей публики отходить далеко от первоисточника. В неутихающих войнах за эталоны перевода и литературной обработки, читатели настороженно встретили пересказы сокращенных и еще более вольных зарубежных адаптаций таких книг, как «Грифон, вечный страж золота» («Азбука», 2011) или «Миф о Пегасе» («Азбука», 2012). А вот прошедшие испытание временем обработки европейских народных сказок «Джек и бобовый стебель» («Речь», 2015) и «Бременские музыканты» («Речь», 2015) снискали благосклонность.

Работы «иностранного периода» легко вычисляются по формату книжек-картинок с классическим сюжетом и интерпретацией далекой от академической. Игорь Олейников неоднократно отмечал, что широкие полномочия художника (когда заказчики только приветствует необычность картинок и просит, чем страннее, тем лучше) его устраивали. Такой подход к работе пришелся по душе и российским издателям, научившимся доверять иллюстратору. Они ценят его почти ничем не сдерживаемый полет фантазии, умение расставлять акценты в любом тексте так, что история начинает читаться по-новому, даже если для этого приходится перенести место действия библейских событий на Крайний север.

Миф о мультипликаторе

Второй миф утверждает, будто Олейников рисует киноиллюстрации, якобы опыт в анимации сформировал подход к оформлению книги как к созданию раскадровок к фильмам. Разубедить апологетов этого мифа сложнее, потому что легенда больше прочих похожа на правду. Безусловно, Игорь Юльевич многим обязан десятилетиям работы в качестве художника-постановщика. Они наделили иллюстратора редкой оптикой, помогающей объединить кинематографическую перспективу с опытом визуализации текстов. Но это лишь дополнительный навык. Олейников виртуозно владеет техникой передачи движения, эмоций и динамики в статичном кадре.

Но стоит признать, что кинематографичность работ немедленно выдает руку Олейникова. Талантливая операторская работа, неожиданные ракурсы и удивительная перспектива, стоп-кадр, подернутый нетерпеливой рябью, словно художник нажал кнопку «пауза». Он в курсе всего, что осталось за кадром, он создает не только сиюминутную мизансцену, но знает предысторию и последствия. Невозможно отделаться от ощущения того, что персонажи застыли лишь благодаря усилиям воли художника, и, когда мы перевернем страницу, они придут в движение, продолжат начатые дела, освободившись от стесняющего читательского взгляда.

Такое возможно только с текстами, дающими свободу художнику. Здесь уместно вспомнить имена двух великих поэтом ХХ века: Иосифа Бродского и Даниила Хармса, оставивших яркий след и в библиографии Олейникова. «Балладу о маленьком буксире» Иосифа Бродского («Азбука», 2011) можно назвать высшей точкой, в которой сплавилось все лучшее в олейниковском стиле. Неслучайно за эту работу летом 2012 года художник был удостоен Почетного диплома Ганса Христиана Андерсена, весомой награды, присуждаемой Международным советом по детской и юношеской книге. Архетипический порт в условном городе, водную гладь бороздит трудолюбивый и ответственный буксир — почва подготовлена для символической лирики. Здесь Игорь Юльевич с успехом вновь вжился в знакомую ему роль художника-постановщика, в идеально выверенном темпе раскручивая перед читателем ленту пути маленького героя на фоне величия города, массивных кораблей, необъятного водного пространства. Обращение к наследию Бродского еще дважды приносило интересные плоды: в «Рабочей азбуке» («Акварель», 2013) и «Кто открыл Америку» («Акварель», 2013).

Даниил Хармс ворвался в творчество Олейникова сборником «Все бегут, летят и скачут» («Махаон», 2011), для него художник сделал исключение, соблюдя хронотоп. Советская повседневность 1930-х годов прошлого века здесь показана во всей красе, с архаичным чаепитием у самовара и с ультрасовременными образцами машино-, корабле- и дирижаблестроения. На этом раскланивание с поэтом закончилось. Иллюстратор, как обычно, повел увлекательную альтернативную историю. Тут и полный драматизма сюжет о беспризорных животных, горделиво отказавшихся от подачки со стороны человека, и картинки с одного успешного митинга собак, и путь длиною в жизнь одинокого человека с дубинкой и мешком, о которых нет ни слова в тексте, но после иллюстраций Игоря Олейникова нельзя усомниться в их реальности.

Игорь Олейников и судебные тяжбы: кто кого?

Бизнесмен сторонился славы, но всеамериканская известность нашла его сама. Платить/не платить налоги – дилемма почище гамлетовской. Многие предприниматели США пользовались оффшорами, чтобы минимизировать объёмы налогообложения.

В 1980-м головная компания его холдинга была перерегистрирована на Каймановых островах, в 1990-м были аналогично освоены Багамы. После «игр» с перетоком средств из одной оффшорной компании в другую с последующим банкротством «подешевевшей» пострадавшие кредиторы начали судебное разбирательство, но… в деяниях Олейникова не обнаружили «состав преступления». Сам миллиардер благодаря оффшорам «экономил» на налогообложении, процентном доходе от выдаваемых ссуд, других платежах, совмещая это с ложью в налоговых декларациях.  Как подсчитали налоговики, лишь за 90-е годы бизнесмен «сэкономил» более $148 млн, эквивалентных трём годам тюрьмы. Ожесточённое судебное разбирательство, когда большинство доводов Олейникова опровергались, заслуживает как минимум экранизации. Процесс закончился хэппи-эндом: бизнесмен возвратил $52 млн, за что ему скупо отвесили 120 часов исправработ (в комплекте с двумя годами условно) 3. Напомним, что выходец из Украины Ян Кум анонсировал свою уход из Facebook.

Другие книги с иллюстрациями И. Ю. Олейникова:

  • Заходер, Б. В. Разные рыбёшки / художник И. Олейников. — Москва : ИНТЕРБУК, 1997. — 12 с. : ил. — (Разные разности Бориса Заходера).
  • Песоцкая, Т. Е. Сокровища венецианского купца : как Марко Поло четверть века странствовал по Востоку и написал знаменитую книгу о разных чудесах, в которые никто не хотел верить / художник И. Олейников. — Москва : ИНТЕРБУК, 1997. — 18 с. : ил.
  • Кэрролл, Л. Алиса в Стране Чудес : сказочная повесть / пересказ Б. Заходера ; художник И. Олейников. — Москва : ОНИКС : АСТ, 2000. — 367 с : ил. — (Золотая библиотека).
  • Прокофьева, С. Л. Приключения желтого чемоданчика : сказочные повести / художник И. Олейников. — Москва : Оникс : Астрель, 2000. — 348 с : ил. — (Золотая библиотека).
  • Толкин, Дж. Р. Р. Хоббит, или Туда и обратно / перевод с английского К. Королева ; художник И. Олейников — Москва : АСТ : Астрель, 2001. — 382 с. : ил. — (Сказочные приключения).
  • Усачев, А. А. Оранжевый верблюд : сказки / художник Игорь Олейников. — Москва : Дрофа, 2002. — 92 с. : ил. — (Сказка за сказкой).
  • Распе, Р. Э. Приключения барона Мюнхаузена / художник И. Олейников. — Москва : Пушкинская библиотека : АСТ, 2005. — 254 с. : ил. — (Внеклассное чтение).
  • Собакин, Т. Заводной мир : стихи, сказки, песни / художник И. Олейников. — Москва : АСТ : Астрель, 2007. — 319 с. : ил. — (Внеклассное чтение).
  • Жар-птица : русская народная сказка / художник И. Олейников. — Санкт-Петербург : Азбука : Азбука-Аттикус, 2008. — 32 с. : ил. — (Книга в подарок).
  • Усачёв А. А. Иван-дурак / по мотивам сказки в обработке Л. Н. Толстого ; пересказ А. Усачёва ; художник И. Олейников. — Санкт-Петербург : Азбука-классика, 2008. — 32 с. : ил. — (Книга в подарок).
  • ДиКамилло, К. Приключения мышонка Десперо, а точнее — Сказка о мышонке, принцессе, тарелке супа и катушке с нитками / перевод с английского О. Варшавер ; художник И. Олейников. — Москва : Махаон, 2008. — 207 с. : ил.
  • Чуковский, К. И. Большая книга стихов и сказок / художник И. Олейников. — Москва : Махаон, 2009. — 139 с. : ил.
  • Андерсен, Х. К. Император и соловей / художник Игорь Олейников ; . — Санкт-Петербург : Азбука-классика, 2010. — 30 c. : ил. — (Сказка в подарок).
  • ДиКамилло, К. Как слониха упала с неба : сказочная повесть / перевод с английского Ольги Варшавер ; иллюстрации Игоря Олейникова. — Москва : Махаон, 2010. — 139 с. : ил.
  • Прокофьева, С. Л. Босая принцесса / иллюстрации И. Олейникова. — Москва : Московские учебники, 2010. — 140 с : ил. — (Сказка за сказкой).
  • Гоголь, Н. В. Нос / художник Игорь Олейников. — Санкт-Петербург : Азбука, 2011. — 62 с. : ил.
  • Хармс Д. И. Все бегут, летят и скачут / Даниил Хармс ; художник И. Олейников. — Москва : Махаон, 2011. — 78 с. : ил.
  • Лунин, В. В. Артур и принцесса / иллюстрации Игоря Олейникова. — Москва : Махаон, 2011. — с. : ил. — (Весёлые строчки).
  • Москвина, М. Л. Как Дед Мороз на свет появился / Марина Москвина, Сергей Седов ; художник И. Олейников. — Москва : РИПОЛ классик, 2011. — с. : ил.
  • Мифы Северной Европы / пересказал Леонид Яхнин ; художник Игорь Олейников. — Москва : Махаон, 2011. — 222 с. : ил. — (Мир легенд).
  • Баллады о Робин Гуде / перевод с английского И. Ивановского ; иллюстрации И. Олейникова. — Москва : Контакт-Культура, 2012. — 63 с. : ил.
  • Харрис, Дж. Ч. Сказки дядюшки Римуса. Братец Лис и Братец Кролик / . — Санкт-Петербург : Акварель, 2012. — 30 с. : ил. — (Волшебники кисти).
  • Бродский, И. А. Рабочая азбука / художник Игорь Олейников. — Санкт-Петербург : Акварель, 2013. — 47 с. : ил. — (Волшебники кисти).
  • Бродский, И. А. Кто открыл Америку / художник Игорь Олейников. — Санкт-Петербург : Акварель, 2013. — 32 с. : ил. — (Волшебники кисти).
  • Усачёв, А. А. Царство дураков : по мотивам сказки Л. Н. Толстого / иллюстрации Игоря Олейникова. — Москва : Махаон, 2014. — 40 с. : ил.
  • Диков, Г. В. Пастух / художник Игорь Олейников. — Москва : Контакт-Культура, 2015. — 223 с. : ил.
  • Это мы, Господи! : повести и рассказы писателей-фронтовиков / ; художник Игрь Олейников. — Москва : Никея, 2015. — 589 с. : ил.
  • Диккенс, Ч. Рождественская песнь в прозе : святочный рассказ с привидениями / художник Игорь Олейников ; . — Москва : Никея, 2017. — 93 с. : ил.
  • Олейников, И. Ю. Лиса и Заяц : авторская версия : графический роман / художник Игорь Олейников. — Москва : Манн, Иванов и Фербер, 2017. — 48 с. : ил.
  • Шардай, Д. Как-то раз Пушкин приехал с экскурсией в Пушкинские Горы / Даниил Шардай ; художник Игорь Олейников. — Санкт-Петербург : Вита Нова, 2017. — 62 с. : ил.
  • Шварц, Е. Л. Избранное / Евгений Шварц ; . — Санкт-Петербург : Азбука, 2017. — 542 с. : ил.
  • Андерсен, Х. К. Снежная королева : сказка в семи рассказах / перевод с датского Анны и Петра Ганзен ; художник Игорь Олейников. — Москва : Мастерская детских книг, 2018. — 63 с. : ил.
  • Стивенсон, Р. Л. Вересковый мёд : баллада / перевод: Самуил Маршак ; художник Игорь Олейников ; шрифт: Юрий Гордон. — Москва : Контакт-культура, 2018. — с. : ил.

Как Игорь Олейников попал в США

Наш герой родился в военном 1942-м, в Подмосковье (по другим данным, в 1943-м, в Москве, даже возможно – в 1942-м, в Иране). После окончания Второй мировой семья во избежание репрессий (скорее всего, за участие главы семейства в Гражданской на стороне проигравших) смогла исчезнуть из страны, где люди вольно дышат, начав новую жизнь в столице Ирана, где будущего миллиардера учили английские католические миссионеры. Благодаря этой школе Игорь Олейников изучил английский и фарси. Наконец, пожив более десяти лет в романтическом Иране, семья в 1957-м смогла эмигрировать в США. Глава семьи нашёл своё призвание (управдом – звучит гордо!), мать стала домохозяйкой, Игорь – студентом University of Southern California (специальность – корпоративные финансы и математика), получившего бакалаврский диплом; через некоторое время – диплом магистра бизнес-администрирования (МВА). Немного позже в США начал свою карьеру и будущий миллиардер Леонард Блаватник.

Благодаря участию в специальной программе его учёба оплачивалась правительством США под обязательство пятилетней работы на указанном рабочем месте (включая преподавание). Поэтому после окончания университета Игорь стал трудиться в Shell, дополнительно занимаясь вечерним преподаванием математики в колледже1.

Дальнейшая (после отработки «долга») погоня за большой американской мечтой в его случае выглядела работой в качестве консультанта, финансиста в разных компаниях. Наиболее полезным опытом обогатила Игоря Олейникова компания Dunn Properties, торгующая недвижимостью. Однако проклятием этой работы были постоянные командировки, и жена с новорождённым сыном оставались одни в маленькой квартире. Игорь решил проблему радикально – основанием (1973 г.) строительной компании Olen Properties, приобретением 16-квартирного дома. В том же году он убедил United California Bank предоставить кредит ($2 млн), чтобы купить земельный участок около Лос-Анджелеса. Первый девелоперский проект компании Олейникова – сооружение офисно-складского комплекса Orange Freeway (площадь – 17 тыс. м2), работающего доныне.

Миф об ускользающей адресации

Автором следующего мифа стал сам художник. В прошлом ему доводилось разъяснять, что он, во-первых, считает себя неподходящим иллюстратором для малышей, резонно апеллируя к сложным образам в своих произведениях и к тому, что малыши нуждаются в картинках, четко сопровождающих текст, чего от него ждать ни в коем случае не стоит. Во-вторых, в работе над взрослыми книгами он не видит ничего для себя интересного, детские тексты открывают куда больше возможностей для художника.

И что же мы видим сегодня? Слава Олейникова намного опережает его мнение о себе. Молодые родители нередко начинают коллекционировать его книги загодя, не дожидаясь достижения детьми школьного возраста (мой личный опыт говорит о том, что книга, оформленная Игорем Юльевичем, может стать настольной для годовалого ребенка). Конечно, воспринять все нюансы изобретательных композиций художника могут действительно читатели постарше, но если вспомнить доверие Олейникова к интеллектуальным способностям современных детей, то можно сказать, что и дошкольники имеют право на своей прочтение. Что же касается книг для взрослых, то тут все очевидно. За последние годы иллюстратор создал несколько мощных образов, не рассчитанных на детей.

В рисунках для сборника рассказов фронтовых писателей «Это мы, господи!» («Никея», 2015) обращает на себя внимание сквозящее ощущение не героического сопротивления, а чувства заброшенности в бесчеловечные обстоятельства. Суровые, обреченные фигуры, сотканные из мрака, не ждут поблажек и запечатлены, как водится у Олейникова, за мгновения до покорного принятия уготовленного им судьбой

Впечатляющий эффект оказывают библейские иллюстрации к изданию «Ветхий Завет. Книга Иисуса Навина. Книга Судей Израилевых. Книга Руфи» («Вита Нова», 2016). Художник смело перенес место действия из пустынных земель в земли белого безмолвия, где вместо лис бегают песцы, мертвецы становятся добычей белого медведя, а жизнь людей проходит в вигвамах, которых отродясь не бывало в Западной Палестине. Хочется согласиться с метафорой леденящих ветхозаветных сюжетов, обретающих свое физическое воплощение в природе и быте сурового севера. В то же время столь явное отступление от канона показывает, насколько непредсказуемо настроен внутренний взор художника. И Ветхий Завет удивит, если им займется Игорь Олейников.

Еще одним ярким примером личной трактовки текста стали иллюстрации к «Аэлите» Алексея Толстого («ИДМ», 2013). Идея создания рисунков к фантастическому роману вынашивалась Олейниковым долгие годы и стала редким, если не единственным, случаем в карьере художника, когда инициатором работы над книгой был не издатель, а он сам. Обычно Игорь Юльевич, придерживаясь основной канвы текста, дополняет мир книги в своих рисунках, здесь же он его преобразует, отправляя читателей не на Марс Толстого, а на Марс исследовательских фотографий NASA. Не сказать чтобы реальные марсианские пейзажи добавили правдоподобности классово-фантастическому повествованию, но они определили цветовой спектр раскаленных внеземных чувств и революционных настроений.

А вот в случае с классическими сюжетами из «Короля Артура и рыцарей Круглого стола» Генрри Гилберта и Джеймса Ноулза, которые довелось иллюстрировать Олейникову для издательства «Вита Нова» (2014), занимающегося эксклюзивными коллекционными книгами, он сознательно сделал выбор в пользу недетского прочтения. Эти легенды могли быть интерпретированы по-разному, они допускали сказочный подход, в конце концов, к английскому преданию иллюстратор уже обращался в свойственном ему интеллектуально-юмористическом ключе в «Балладах о Робин Гуде» («Контакт-культура», 2012), но Игорь Юльевич рассудил по-другому. Он позволил себе сделать шаг в сторону брутального реализма. Мрачный, черно-белый мир откровенной жестокости, силы и плохой погоды (привет от туманного Альбиона) просматривается за легендарными сюжетами.

[править] Библиография

  • Секс угнетенных Николай Олейников в диалоге с Кети Чухров, Оксаной Тимофеевой, Серым Фиолетовым и Кириллом Медведевым. ― М.: Свобмарксизд 2013-14, 172 стр.
  • Круглый стол Профилактики тотализующего мышления ― М: ХЖ ВЫПУСК: № 71-72 2009
  • Опрос Чем я обязан 60-м?, ХЖ ВЫПУСК: № 51-52 2003
  • Статья Самый красный музей, ХЖ ВЫПУСК: № 73-74 2009
  • Статья Творческое общежитие принципиально нового типа, ХЖ ВЫПУСК: № 73-74 2009
  • Беседа Московская концептуальная школа в зеркале моего поколения, ХЖ ВЫПУСК: № 70 2008
  • Статья Присутствующий субъект Истории, ХЖ ВЫПУСК: № 61-62 2006
  • Статья Искусство — возможный продукт дружбы, ХЖ ВЫПУСК: № 58-59 2005
  • Диалог Признаки конца «Конца истории», ХЖ ВЫПУСК: № 71-72 2009
  • Статья на ArtsEverywhere Ways of Seeing New Colonialisms: Writing on and from Post-Soviet Territories
  • Статья на ArtsEverywhere Sex of the Oppressed

[править] Искусство

В своих работах Николай Олейников рассматривает темы политической памяти, траура, наследия социализма, антифашистской и коммунистической чувственности, транс- и интер-контекстуального перевода и телесности

В искусстве отдает предпочтение темам материальности и визуального богатства траурной культуры, цирка, кабаре/бурлеска.

Художник работает с различными материалами, формами и жанрами на стыке скульптуры, станковой и монументальной живописи, текстиля, графики, цифрового фотомонтажа.

Материалы, которые он использует, можно объединить в несколько групп, например, материалы бедности (картон, скотч), прошлого (предметы быта бывшие в употреблении (старые простыни, ящики комодов), бурлеска (декоративные ленты, кисточки, блестки, бахрома).

Работы Олейникова представлены в музеях и публичных пространствах Италии, Австрии, России, Литвы, Греции и других странах:

  • Musée d´Art Moderne de la Ville de Paris — MAM/ARC, Париж, Франция
  • Serralves Museum, Порто
  • Cittadellarte — Fondazione Pistoletto, Биелла
  • Museo dell Arte Contemporaneo Luiggi Pecci, Прато
  • Ammirato Culture House, Лечче
  • Lungomare, Больцано
  • Fargfabriken, Стокгольм
  • Komplot, Брюссель
  • X Балтийская триеннале в Вильнюсе
  • Kibla, Марибор
  • <rotor>, Грац
  • Galerija NOVA и Gotovac Institute, Загреб
  • MMOMA, Третьяковская галерея и Paperworks gallery в Москве
  • Воронежский центр современного искусства
  • ГЦСИ Москва, Екатеринбург, Нижний Новгород
  • Коммунальная галерея Егорка, Лабрадория Интимное место, Санкт-Петербург
  • RiMaflow Fabbrica recuperata в Милане, Италия
  • Парк им. Ренаты Фонте в Кастильоне (Отранто), Италия
  • Улица Бомбарди, Порто, Португалия

[править] Биография

Сын Татьяны Михайловны Олейниковой (Силиенковой) ― преподавателя-хореографа и основательницы ансамбля танца «Радуга» (г. Нижний Новгород).

Окончил Художественную школу № 2 под руководством преподавательницы Татьяны Михайловны Онуприенко и Валентины Алексеевны Мельниковой.

В 1990—1994 годах учился на Художественно-бутафорском отделении (Нижегородского) Театрального училища (им. Е. А. Евстигнеева) — курс Вячеслава Михайловича Потапина и Бориса Куликова.

В 1994—1998 годах участвовал в творческом объединении «Мастерская Изобразительного Труда» (Нижний Новгород).

В 1997—2001 годах работал радиоведущим на джазовой радиостанции «Радио Престиж», 102.4 FM (Нижний Новгород).